Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

Ахиллесова пята Евросоюза

Греция
Греция

Не успела объединенная Европа вдоволь порадоваться наконец-то принятым в конце прошлого года Лиссабонским соглашениям – «обезжиренной» конституции ЕС, как откуда ни возьмись на содружество навалилась новая напасть. Одного из его верных членов – Грецию настиг такой сильный финансовый кризис, который грозит даже любимому детищу Евросоюза – евро.

История «грекопадения» вкратце такова. Осенью прошлого года в стране прошли очередные парламентские выборы, на которых победили местные социалисты во главе с Георгиосом Папандреу, прервав, таким образом, пятилетку правления альянса правых партий, руководимого Константиносом Караманлисом. Как водится в таких случаях, победители решили провести ревизию всего народного хозяйства, доставшегося им от прошлого правительства. В том числе проверить основную экономическую статистику, которая передается ежегодно в Брюссель в штаб-квартиру ЕС. К большому удивлению нового греческого премьера и ужасу чиновников Евросоюза, оказалось, что предыдущее руководство страны фактически гнало наверх липу. Причем по ключевым показателям. Так, в действительности дефицит госбюджета составляет не 3,7%, а 12,7%, т. е. превышает допустимый в ЕС показатель аж в четыре раза. Госдолг превысил 112% ВВП, хотя, по требованиям Брюсселя, он не должен быть выше 60%. В совокупности эти два показателя свидетельствуют о том, что страна находится реально на грани дефолта.

Конечно, в мире есть государства, которые имеют госдолг и побольше Греции, например Япония, в Европе – Венгрия, Румыния, Эстония. Но все эти страны имеют собственную валюту и могут через собственный центробанк в критические моменты девальвировать ее и пополнить пустую казну. Греция так поступить не может, ее валюта – евро, а это валюта 16 из 27 членов ЕС. Отсюда и размах проблемы: когда стала кашлять и чихать маленькая Греция, поднялась температура и у остальной Европы.

Ответ на возникающий вопрос, почему именно Греция оказалась слабым звеном в европейской цепи, думается, следует рассматривать в двух плоскостях.

С одной стороны, сама система образования Евросоюза таила в себе противоречия, рано или поздно давшие о себе знать. Прежде всего это то, что при объединении наряду с принципом экономической возможности применялся и принцип политической целесообразности. В 1981 году Греция была принята в европейский клуб авансом, по своим экономическим показателям ей там было не место. За прошедшие с тех пор три десятилетия страна смогла модернизировать экономику и инфраструктуру, поднять уровень жизни населения. Но все это было сделано в основном за счет колоссальных для небольшой страны внешних заимствований, многомиллиардных кредитов, европейских субсидий.

С другой стороны, и власти Греции привыкли неплохо жить за чужой счет, и приучили жить по хорошему общеевропейскому стандарту население страны. Работая и меньше и хуже, чем среднестатистический немец или француз, среднестатистический грек по качеству жизни ненамного отставал от них. К тому же в стране чрезмерно раздут госсектор, в котором служат с хорошей зарплатой и социальным пакетом около трети всего работоспособного населения. Достаточно сказать, что на выплату зарплат и пенсий чиновникам ежегодно уходило до 80% бюджета страны. По мнению финансовых аналитиков, еще одним негативным событием, которое усугубило положение Греции, стало проведение в Афинах в 2004 году Олимпийских игр.

Евросоюз ныне оказался перед дилеммой: спасать тонущую Грецию или не спасать. Сторонники немедленных общеевропейских спасательных операций полагают, что, рухнув, Греция потянет за собой других. Противники не без оснований полагают, что если вытянуть страну, регулярно нарушавшую принятые совместно правила, то это станет прецедентом и нужно будет спасать всех остальных.

Пока греки пытаются вытянуть себя сами. Причем социалистическому правительству Папандреу не позавидуешь. Мало того, что оно вынуждено исправлять ошибки правых, так еще обязано забыть о своих предвыборных обещаниях и использовать крайне непопулярные меры, чреватые социальными катаклизмами.

Пока что кабинет министров заморозил рост зарплат, сократил пособия работников госсектора на 10%, заявил о прекращении найма служащих в госсектор. Кроме этого в стране повышены акцизы на алкоголь и сигареты и потребительский налог на бензин. Наконец, планируется отменить главное завоевание греческих профсоюзов – так называемую 13-ю зарплату, дополнительный оклад, получаемый под Рождество.

В былые времена введения каждой из перечисленных мер хватило бы любому правительству, чтобы расстаться с властью. Однако сегодня, как свидетельствуют опросы общественного мнения среди населения, есть консенсус в поддержку заявленных реформ. По крайней мере две трети греков поддерживают политику правительства и три четверти считают, что в тяжелое время забастовки могут подождать.

Впрочем, не стоит забывать, что греческие профсоюзы очень сильны, и вот они как раз не поддерживают непопулярные меры социалистического правительства. В конце февраля по всей стране прошла 24-часовая всеобщая забастовка с требованием сохранить социальные гарантии в прежнем объеме. Типичный лозунг профсоюзов недвусмысленно гласил: «Мы не собираемся платить за их кризис».

ЕС
ЕС
ньюсланд
ньюсланд

newsland.ru