Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Биржи падают – биржи растут

биржа
биржа

6-7 мая на мировых фондовых рынках произошли важные события. В США, затем в Европе и остальных странах котировки акций резко опустились. Обвал оказался стремительным. Но сразу после выходных мировые биржи открылись быстрым ростом. Основой его стал план ЕС выделить 750 млрд. евро на решение финансовых проблем стран-членов Союза. Однако спустя совсем немного времени ситуация повторилась.

После очередной волны правительственных деклараций об окончании кризиса мировые биржи продемонстрировали в мае неустойчивость. Рост легко переходил в падение, а восстановление прерывалось новым обвалом. 7 мая министры финансов Евросоюза утвердили проект создания огромного европейского стабилизационного фонда. На этой новости 10 мая индексы взяли высоту в 5-14%. Рост на Парижской бирже составил 9,66%, на Франкфуртской - 5,3% и на Брюссельской - 9,37%. В Амстердаме бумаги подросли на 7,32%. Главный индекс Лондонской биржи вырос на 5,16%. Рост на Мадридской бирже составил 14,43%. В Лиссабоне акции подорожали на 10,73%, а в Афинах на 9,12%. Рынки слабейших экономик Евросоюза продемонстрировали наибольший рост. На Цюрихской бирже, не входящей в ЕС, он составил 4,45%.

Казалось, наступило успокоение, а черные дни мая миновали. Биржи вернулись к росту. Тревоги улеглись. Воспоминания о недавнем мировом обвале начали остывать.

В США по итогам колебаний 6 мая потери индекса Standard & Poor's 500 составили 8,6%, Dow Jones опустился на 3,2%. Главный индекс Лондонской биржи 7 мая потерял 2,62% стоимости котирующихся акций. Цюрихская биржа утратила 2,85%. На Франкфуртской бирже снижение составило 3,27%. Парижский фондовый рынок лишился 4,6%. Биржа Брюсселя потеряла 4,33%. В Мадриде котировки просели на 3,28%, в Лиссабоне - на 2,98%.Миланский рынок понес потери в размере 0,87%. Значительным оказалось падение на Афинской бирже. Оно составило 4,24%. В России биржевое падение происходило уже накануне американского обвала: вся неделя оказалась плохой. По ее итогам потери фондового рынка составили 5,6%. Падение курсов акций на планете стало крупнейшим за 14 месяцев.

Стартовавший 10 мая рост стоимости ценных бумаг оказался непродолжительным. На протяжении последующих двадцати дней он, то прерывался новыми обвалами, то опять возобновлялся. 19 мая ведущие мировые рынки ценных бумаг пережили новое значительное падение. Ему не помешало даже объявление Испании о готовности сократить расходы и поднять налоги на граждан. Спустя немного времени (22 мая) последовали новые испанские известия, вызвавшие очередное биржевое падение. Центральный банк страны взял под контроль региональный сберегательный банк CajaSur, прежде контролировавшийся Римской католической церковью. Спасение властями от банкротства крупного банка напугало игроков. Возникли новые подозрения относительно кредитоспособности Испании. Спустя несколько дней биржи показали немалую тревогу, охватившую деловой мир планеты.

На фоне майских биржевых колебаний произошли и иные немаловажные события. Евро быстро стал терять позиции перед долларом. Цены на нефть, уже перебравшиеся за уровень в 80 долларов за баррель, пошли вниз. К 25 мая они опустились ниже 70 долларов.

Неурядицы в глобальной торговле и финансовой системе были вызваны европейскими событиями. Экономический кризис в Евросоюзе стал углубляться в тот самый момент, когда речи авторитетных политиков «покончили» с ним окончательно и бесповоротно. Странным образом, вместо того чтобы удариться в рост, «посткризисная» экономика Европы принялась преподносить негативные сюрпризы. Юг ЕС проявил себя как зона нестабильности, что испортило настроение оптимистичным членам неолиберальных правительств. В России вторник 25 мая обернулся на ММВБ падением в 5,67%. Индекс РТС рухнул на 6,49%. «Голубые фишки» русского рынка обвалились на 3-11%.

Благополучную картину «преодоления кризиса» подпортили не только финансовые проблемы Греции, Испании, Италии и ряда других стран. Возник вопрос о перспективах российского газового экспорта в Евросоюз. Промышленное потребление газа в 2009 году сократилось, что в свете новых проблем ЕС стало обещать провал планов «Газпрома» по прокладке новых газопроводов. Добыча газа на планете снизилась за 2009 год на 3,4%. Причем в СНГ падение составило 12,7%. Еще недавно с недоверием воспринимаемый прогноз ИГСО о предстоящем крахе амбициозных начинаний «Газпрома» стал казаться «серьезным» российским аналитикам от большого бизнеса не столь уж безумным.

Европейские финансовые проблемы начала года стали возможны благодаря возросшим экономическим затруднениям. Меры бюджетной экономии (прежде всего социальной) принимаемые странами ЕС должны удешевить рабочую силу еврозоны. Но вероятнее всего они вызовут новое сокращение европейского рынка, что не обещает экспортерам сырья ничего хорошего. Вот почему майские обвалы не стали «обычной корректировкой», а явились признаком жизнестойкости кризиса. Вместо того чтобы подчиниться бюрократическим заклинаниям и погаснуть, он стал сильнее разгораться в Европе. В зону евро пришли старые американские проблемы. Период стабильного евро завершился.

Долгое время откладывавшаяся в ЕС острая - «американская» фаза кризиса началась. На этом фоне власти РФ порадовали доверчивую публику новыми успехами: ростом производства, умело высчитанным после изменения методик расчета. Сокращение прямых иностранных инвестиций со 100 млрд. долларов в 2008 году до 7 млрд. долларов в 2009 году выпадает за скобки чиновных формул. Официальная статистика (МЭР РФ) в отличие от неофициальных оценок дает иное распределение падения: оно составило 38,4% - с 78 млрд. долларов в 2008 году до 44,9 млрд. долларов в 2009 году. Общее снижение прямых инвестиций составило за это время 17%.

Всевозможные благие вести о победах над последствиями глобального кризиса продолжали поступать в мае со всех концов мира. Но евро равнодушно ослабевал, а биржи сотрясались резкими колебаниями. Восстановить стабильность не помогли даже декларации властей ЕС о готовности бросить сотни миллиардов евро на устранение пробоин в национальных бюджетных и банковских системах. Никогда не являвшаяся по-настоящему единой, территория Евросоюза осталась таковой и после майского приступа «послекризисной» экономической хандры. Но обрушение европейской валюты неверно было бы рассматривать только как неожиданную беду, свалившуюся на Евросоюз.

Падение евро создает условия для повторения американской антикризисной стратегии в пределах Старой Европы. Удешевление рабочей силы, наращивание протекционизма и местного производства наряду с сокращением ввоза сырья и фабрикатов обещает связанным с ЕС государствам перенос новой острой фазы кризиса и в их экономические пределы. Наверняка, это сильно ударит и по России. Пресса уже всерьез обсуждает старые прогнозы о падении стоимости нефти до 40 долларов за баррель.

Для промышленности ЕС ослабление евро - важное условие поддержание экспорта товаров в США. Деловые круги Евросоюза считают удешевление местной рабочей силы одной из важнейших задач. Не случайно единым для ЕС становится форсированное устранение социальных завоеваний трудящихся, расширение прав работодателей, сокращение оплаты труда в бюджетной сфере и повышение налогов на потребителей. Бизнес считает жизненно-важным снизить издержки и сохранить заокеанские заказы.

Ослабление евро является одним из механизмов и одновременно признаком сужения европейского рынка. Вряд ли его падение явилось следствием некой организованной атаки. Куда более логичен естественный обвал валюты под давлением проблем экономики ЕС, корень которых - сужение рынка. Разрушительный механизм, уже работающий в Греции и запускаемый в Испании, вскоре начнет действовать и в других странах ЕС.

Экономия входит в моду. Экономия делается политикой «национального спасения». Все выигрыши от нее должны поддержать бизнес, придать спекулянтам новые силы. Плата за такую антикризисную практику перекладывается на социальные низы. Возмущение их будет нарастать, что сделает радикальные политические перемены неотвратимыми и в европейских демократиях, столь восхваляемых либералами. Резкое сокращение социальных и трудовых прав граждан при повышении их налоговой нагрузки не пройдет незаметно. Оно не просто окажется неприятным, но также нанесет немалый вред экономике ЕС и других стран. Все это поможет кризису набрать новых сил.

Страхи, вызванные в структурах Евросоюза ослаблением евро - продукт особой, не периферийной роли этой валюты. Основная проблема ослабления евро состоит в том, что это валюта капиталов (накопления и оборота), а не только расчетов с рабочими. По этой причине власти предпочитают поддержать курс принудительного сокращения оплаты труда, а не незаметно обвалить их путем умышленного ослабления валюты.

Ослабление евро поможет ЕС сохранить внешние рынки сбыта, но на внутренних рынках последует новое обострение конкурентной борьбы. Себестоимость европейской продукции сократится, но также сократится и внутреннее потребление. Последний факт, вероятно, станет очень болезненным для стран, ввозящих товары в ЕС. Однако результаты политики удешевления рабочей силы в ЕС не стоит преждевременно переоценивать. Аналогичные процессы идут в Восточной Европе. В конкурентной борьбе за инвестиции эта зона Европы остается более привлекательной для бизнеса с точки зрения издержек.

Обвал на фондовых рынках лишь выражает давно накопленные проблемы европейской экономики. Более того, он явно носит запоздалый характер. Биржевые игроки опять заигрались в спекулятивный подъем на государственные субсидии, позабыв о реальной экономике. Значительная потеря связи биржи и реальной экономики - важный итог дорого купленной стабилизации 2009 года.

Доллар незримо, но не резко ослабляется эмиссией в США. Его относительное укрепление связано с тем, что кризис в ЕС достиг прежнего американского уровня. Он временно в более острой фазе. Евро повторяет процессы, происходившие с долларом в 2008-2009 годах. Для работающих на экспорт предприятий еврозоны здесь падение валюты ЕС может оказаться выгодным. Компании, нацеленные на внутренние рынки стран еврозоны, наоборот вскоре ощутят возрастание потерь. Сценарий этот уже хорошо виден на примере Греции, где потребительская активность продолжает падать. Особенно серьезный удар придется на европейскую сфера услуг.

Три недели биржевого падения привели к 26 мая европейский индекс FTSE к снижению до уровня сентября 2009 года. Азиатский индекс Nikkei достиг в падении результатов декабря 2009 года, в США S&P 500 оказался на уровне февраля 2010 года. «Успехи» российского ММВБ оказались на уровне начала октября 2009 года. Панику усилила угроза войны на Корейском полуострове, где странным образом начали пропадать подводные лодки Северной Кореи. Укрепление доллара стало в такой ситуации лишь следствием общей финансовой нестабильности в мире. Российская нефть марки Urals 25 мая оказалась на ценовом уровне в 65 долларов за баррель. Произошел взлет процента по кредитам, явный признак неверия банкиров в прочность провозглашенной всюду победы над кризисом.

Деловые круги необычайно серьезно смотрят на волну биржевых обвалов мая. В них декларируется реальное положение дел в мировой экономике.

Отложенные падения - так можно назвать произошедшие в мае 2010 года обрушения биржевых и сырьевых цен. Отсроченный в 2009 году благодаря накачке корпораций государственными деньгами обвал вновь грозит возобновиться, растянувшись на несколько месяцев. Несомненно, мировые власти попытаются остановить его, снова восстановив потери игроков. В результате глобальная экономика не достигнет кризисного дна, достижение которого в 2009 году было мастерски предотвращено.

Кризис грозит продолжить развиваться по принципу ступенчатого спуска. Вместо быстрого и окончательного биржевого обвала, полного краха сырьевых спекуляций мир получит серию обвалов чередующихся со стабилизациями, «победами над кризисом», предвещающими новый обвал. Подобная стратегия «борьбы» с кризисом способна значительно его удлинить, повысить его общую остроту и тяготы трудящихся. Затягивание прихода фазы депрессии - таков курс неолиберального финансового регулирования.

Майский обвал на мировых биржах наглядно продемонстрировал, что стабилизация 2009 года не являлась депрессией, как это казалось либеральным экспертам. Правительства добились приостановки спада, что позволило некоторым «аналитикам» уличить ИГСО в ошибочности прогнозов более глубокого падения цен на нефть и иные виды сырья, фондового рынка и экономики. В реальности вмешательство регуляторов временно сдержало естественные кризисные процессы в экономике.

Все худшее не оказалось позади по итогам 2009 года. Оно было только отложено.

биржа
биржа
ньюсланд
ньюсланд

newsland.ru