Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Британии грозит путешествие "назад в будущее"

назад в будущее
назад в будущее

С момента выборов в мае 1979 года, 31 год назад, в Великобритании была одна смена власти в 1997 г. и два выдающихся политика: Маргарет Тэтчер, премьер-министр с 1979 по 1990 гг., и Тони Блэр, премьер-министр 1997 по 2007 гг. Эпоха этих харизматичных личностей уже позади. Это основной урок, который нужно извлечь из бюджетных предположений, выдвинутых канцлером Казначейства Алистером Дарлингом. Впереди эпоха принятия сложных решений. Есть ли в стране политик, который сможет подбодрить народ несмотря на все разочарования? Г-н Дарлинг точно не годится на эту роль, равно как и премьер-министр Гордон Браун, и, насколько можно судить, его соперник из партии Тори - Дэвид Кэмерон. Великобританию ждет период мелких ожиданий. Г-жа (а теперь баронесса) Тэтчер исходила из своего убеждения в том, что она должна остановить относительный упадок своей страны. Она преодолела власть союзов, снизила инфляцию, сократила государственный аппарат, провела приватизацию государственных учреждений и увеличила влияние рынков. Г-н Блэр принял эстафету и после своего первого срока наслаждался доходами от роста.

Финансовый и экономический кризис нанес огромный урон наследию обоих лидеров. В результате политика повернула вспять. Но она должна двигаться вперед. Экономическое наследие эпохи Тэтчер было поразительным. Судя по бюджету, с 1997 по 2006 гг. на долю деловых услуг пришлось 40% роста экономики, а на финансовое посредничество - около 13%. Вклад производства был практически равен нулю. Таким был результат рынка. Экономика Великобритании росла быстрее, чем экономика других крупных стран Европы. Рост казался достаточным и устойчивым. Но сейчас, после кризиса финансового сектора, основы рыночной системы, общество потеряло веру в рынок, правительство и оппозиционных консерваторов. О крахе рынка свидетельствует так называемое "долговое похмелье", прекрасно описанное Эндрю Хэлдейном из Банка Англии. Кризис пошатнул основы тэтчеризма, кризис ударил по либеральной политике Блэра. Предположение, что экономика автоматически создает прибыль, необходимую для расширения государственного сектора, оказалось ложным, как и убеждение, что рынок автоматически создает условия для стабильного и устойчивого процветания. Действительно, эти предположения совпадают с базовыми допущениями в отношении экономики.

Итак, что предлагают крупные политические партии?

Обобщенный ответ звучит так: раз избиратели не хотят слушать правду, мы не будем ее навязывать. Кроме того, по словам лейбористов, они компенсируют потерянную прибыль, обложив людей, которые не хотят за них голосовать, дополнительными налогами. А на оппонентов возложат ответственность за возможные неожиданные убытки в связи с отсутствием роста ВВП и доходов на протяжении четырех лет. Это хотя бы политически рационально. Помимо всего прочего, Лейбористская партия стала более открыто и уверенно проводить интервенции, составив для себя длинный список незаметный схем. Это уже не "старая-добрая" Лейбористская партия, но и четких новых очертаний она еще не приобрела. Однако как бы лейбористам ни хотелось скрыть этот факт, но в случае победы партии на выборах она станет палачом государственных расходов. Как заявил директор Института фискальных исследований Роберт Чоут: "В течение 4 лет начиная с 2010-2011 гг. власти планируют удерживать государственные расходы на низком уровне. Делая внешне правдоподобные предположения… Расходы правительства на общественные службы и администрацию придется сокращать в среднем на 3.1% в год на протяжении этих четырех лет, в результате чего к 2015-16 гг. общее сокращение составит 11.9%, или £46 млрд. в реальном исчислении. Это предполагает, что в 2011-12 и 2012-13 гг. расходы будут урезаться в среднем на 5.3% и 7.1% в год в областях, которые правительство не собирается “защищать”". Лейбористы выступят против государственного сектора, и начнется политическая бойня. Чтобы победить, лейбористам нужно будет развернуть масштабную битву, как между правительством и союзами в период с 1976 по 1979 гг.

В то же время консерваторы, среди которых пока не повторялись личности, подобные Тэтчер, тоже находятся в плачевном положении. Они притворяются, что их финансовая политика будет коренным образом отличаться от политики соперников. Но по мнению МВФ, к 2015-16 гг. разница в ужесточении может составить всего лишь 0.6% от ВВП. А в сегодняшних кризисных условиях это - много шума из ничего. Среди ведущих идей Консервативная партия выдвигает "время перемен" и "призвание руководить страной". Все это тоже возвращает Великобританию в прошлое, во времена до прихода к власти Маргарет Тэтчер. Кризис знаменует конец эпохи, как в экономическом, так и в политическом плане. Крупные партии не знают, как на это реагировать. Им нужно не только признать кризис и вести с ним борьбу, что при условии благоприятных прогнозов в отношении будущего экономического роста потребует еще более радикальных решений в области государственных финансов. Лидерам партий необходимо отыскать нечто более вдохновляющее, чем годы экономии и краха иллюзий. Победившая партия должна разработать позицию и политику, предлагающие другие варианты, помимо разочарования. Для этого нужны компетентность и жесткость. Однако Великобритании требуются не только эти качества. Она должна выработать у себя долгосрочное видение. Об этом мы поговорим ближе к выборам.

Мартин Вулф

The Financial Times

Financial Times
Financial Times
профинанс
профинанс

forexpf.ru