Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Экономический застой в Японии - недобрый знак для всего мира

знак
знак

В 2010г. мы узнаем, пострадает ли Запад от "японских" проблем.

Много лет назад я занимался изучением японской экономики. В 1990г. сильное беспокойство вызывала инфляция. Несмотря на то, что на японском фондовом рынке началось продолжительное потепление, инвесторы считали, что преждевременный перегрев привет к резкому росту цен. В конечном счете, экономика развивалась невероятно быстрыми темпами. И конечно, рост инфляции был неизбежен. Год спустя инфляция достигла умеренного уровня. В экономике наступил спад, и вскоре Банк Японии начал снижать процентные ставки. В тот момент я с уверенностью предсказывал возобновление роста японской экономики, полагая, что монетарная политика обеспечит некоторую поддержку. Я ошибся. Процентные ставки упали, а затем снова упали, однако не было никаких значительных признаков восстановления. Время от времени происходили откаты биржевых курсов, иногда весьма значительные, но все безрезультатно. Экономика просто сбилась с пути в условиях образования горы долгов, гибели банковской системы и постоянного снижения цен на землю. Я слишком поздно понял, что Япония попала в ужасный переплет. Страна пострадала от "дефляции балансовых счетов", в результате чего попытки компаний выплатить долг привели к снижению спроса, замедлению роста, уменьшению прибыли, появлению безнадежных кредитов, ослаблению банковской системы и падению стоимости акций. Вот вам "парадокс сбережений", о котором говорилДжон Мейнард Кейнс, в чистом виде. Мысль проста: если все попытаются накопить больше - или выплатить свои долги - спрос может сильно упасть, что приведет к уменьшению доходов до уровней, когда всем придется копить меньше.

Все это я пишу потому, что по мере вступления в 2010г. мы узнаем, пострадают ли также от "японских" проблем США, Великобритания и страны Западной Европы. В каком-то смысле данный прогноз благоприятен. В отличие от японцев, политики по обе стороны Атлантики быстро внедрили пакеты стимулов, пытаясь предотвратить серьезное финансовое разрушение. Процентные ставки очень быстро упали, были приняты так называемые нетрадиционные меры (включая использование печатного станка), а правительства стали занимать в таком объеме, как будто завтра конец света. Все это практично и целесообразно с точки зрения кейнсианства. Но есть и плохие новости. На сегодняшний день кризис в Западном мире приобрел гораздо больший размах, чем в начале японской дефляции. В течение многих лет Япония подвергалась критике, однако когда в Японии только стали появляться проблемы в начале 1990х, экономическая активность была в норме. Важнее, что, несмотря на кейнсианские боеприпасы, использованные в последние кварталы, западные домохозяйства и компании начинают вести себя так, как будто находятся в Токио.

Идея о внедрении кейнсианских стимулов основывается на том, что при использовании только собственных средств рыночная экономика может привести к повышению уровней безработицы в результате недостаточного спроса. При повышении спроса можно устранить безработицу. Механизм повышения спроса обычно представляет собой совокупность монетарной политики - снижение процентных ставок для уменьшения стоимости займа, принятие рисков и использование печатного станка - и финансовой политики. В основе этого лежит представление о том, что при условии внедрения краткосрочных и существенных политических стимулов в духе Кейнса, можно добиться такого "оживления", что экономика достигнет нового уровня равновесия активности, достаточно устойчивого для обеспечения полной занятости. После этого можно изъять монетарные и финансовые стимулы. Справедливости ради стоит отметить, что существует множество признаков успешной работы стимулов: растут промышленные показатели, компании более уверены в завтрашнем дне, чем год назад, потребительское доверие растет во многих странах, а экономические прогнозы пересматриваются в сторону повышения. Однако все эти признаки время от времени отмечались и в Японии. Они, как правило, предвещали периодическое улучшение. Однако они никак не способствовали изменению структуры спада в Японии.

В конечном счете, проблема Японии заключалась в отсутствии импульса для структурного роста. Как и в любой экономике, в Японии были взлеты и падения, тем не менее, все были поражены падением долгосрочных темпов годового роста с 4% в 1980х до 1% в 1990х. Это стало настоящей неожиданностью, так как в тот момент этого ожидали лишь немногие аналитики и эксперты. Следовательно, информация о том, что в западных странах в данный момент происходит циклический откат, не является достаточной для исключения риска "японского исхода". Повышение темпов роста пока было умеренным, учитывая объем политических препараторов, введенных в ослабленную экономику. Рост стоимости активов обнадеживает, однако некоторые активы по-прежнему уязвимы, особенно коммерческая недвижимость в США. И, как уже отмечалось, нет убедительных доказательств того, что домохозяйства и компании занимаются чем-то еще, кроме накопления. Они по-прежнему не демонстрируют оживления. Старомодный последователь Кейнса может просто сказать, что при таких обстоятельствах необходимо еще больше ослабить контроль над монетарной и финансовой политикой. Но такой подход ограничивается тремя условиями. Во-первых, у некоторых правительств может просто не оказаться полномочий для этого: все же, и Лейбористы, и Тори обещают сократить расходы после завершения всеобщих выборов.

Во-вторых, некоторые правительства могут побояться стать изгоями на международных рынках государственных облигаций, будучи неспособными привлечь средства, необходимые для покрытия крупных дефицитов бюджета в обозримом будущем. В-третьих, кейнсианские ответные меры лучше всего работают в том случае, если политик имеет представление о сложившейся ситуации и о том, чего мы хотим достичь в данном экономическом цикле. Масштаб потрясения, произошедшего в последние два года, предполагает, что оно почти не изучено. И, если кризис приведет к падению производства и темпов его роста, никакие стимулы не позволят нам вернуться к докризисным условиям. Что отчетливо напоминает нам о Японии. За последние 20 лет дефицит японского бюджета достиг огромного размера из-за финансового ослабления и вялого роста номинального ВВП в результате низких темпов развития и еще более низкого уровня инфляции. Низкие темпы номинального роста вредят деятельности любого правительства. В результате снижается прибыль, и трудно контролировать расходы. Хотя достаточно легко увеличить расходы при темпах более медленных, чем темпы роста инфляции, с политической точки зрения гораздо сложнее объявить о сокращении наличных расходов. Поэтому увеличение дефицита бюджета в Японии произошло отчасти из-за продолжительного застоя в частном секторе, что привело к сильному снижению темпов роста.

Первым признаком, сигнализировавшим о появлении этих проблем, стал один ключевой индикатор: в начале 1990х произошел обвал денежной массы Японии. Этот обвал был отчасти вызван банковским кризисом, однако он в основном отражал падение спроса на финансирование в связи с продолжавшейся дефляцией балансовых отчетов. Такой же обвал происходит сейчас и в Великобритании, и в Еврозоне (оценить ситуацию в США труднее, поскольку ФРС перестала публиковать данные об общем росте объема денежных средств несколько лет назад). Несмотря на периодическое восстановление экономик при отсутствии роста денежной массы, иногда в результате существенной девальвации валютного курса, я не могу припомнить ни одного случая, когда так много экономик одновременно пережили финансовый обвал такого масштаба. На мой взгляд, это слабая сторона восстановления. Возможно, циклически мы вышли из затруднения, но структурно мы еще в эпицентре неприятностей.

Стивен Кинг

По материалам The Independent

япония
япония

профинанс
профинанс

forexpf.ru