Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

Экономика снова в руках маньяков, они хотят резать, резать, резать

Франклин Рузвельт
Франклин Рузвельт

Франклин Рузвельт допустил ошибку, но не стимулируя экономики при помощи государственных расходов, а слушая советы сторонников сокращения дефицита во время своей второй предвыборной кампании. В итоге в экономику США вернулась рецессия.

Немцы делают это. Греки, испанцы и португальцы полагают, что у них нет другого выхода. Джордж Осборн уверен, что в этом заключается его патриотический долг перед родиной. Политики всего мира испугались, что растущие уровни долга оставят их на произвол судьбы во власти капризных финансовых рынков. Мервин Кинг с восторгом воспринял идею вернуться к фискальному консерватизму. Так же к ней отнеслась и Организация экономического сотрудничества и развития. Через два месяца после того, как она призвала всех поддерживать экономику вплоть до полного восстановления, министры финансов и председатели центральных банков ряда стран Большой Двадцатки одобрили немедленное сокращение дефицита бюджета. Конечно, во многих странах Б20 дефициты высоки, но это связано в первую очередь с последствиями жестокого кризиса и глубокой рецессии, а также с мерами, принятыми рядом государств для предотвращения глобальной депрессии. Сейчас уже можно говорить о том, что второй Великой депрессии удалось избежать, однако, темпы роста остаются крайне вялыми в Европе и не впечатляющими в США. Банки кредитов не выдают. Безработица исчисляется двузначными цифрами по обе стороны Атлантики. Намерение снизить дефициты бюджета в таких обстоятельствах еще не говорит о том, что политики отказались от безответственной модели расходов 2008 и 2009 года. Оно говорит о том, что пациенты лечебницы для душевно больных взяли власть в свои руки.

Так, на прошлой неделе Дэвид Кэмерон призывал всех потуже затянуть пояса. "Ничто так ярко не иллюстрирует безответственность предыдущего правительства, как тот факт, что оно продолжало наращивать государственные расходы в условиях сокращения экономики", - заявил он. На что Маршал Ауэрбэк, рыночный аналитик, участник проекта New Deal 2.0 ответил: "А что, государство должно наращивать расходы, когда экономика благополучно растет? Когда существует риск развития инфляции? Если нас ждет такая политическая неадекватность, то Великобритании не на что надеяться, кроме как на господа Бога". В правительстве экономически грамотные люди, способные намекнуть Премьеру о том, что он несет опасный бред. Винс Кейбл один из них. Крис Хан - еще один. К несчастью, либерал-демократы не хотят или не могут выступат против политики, которая грозит повторением ошибок Японии в 1990-х, когда едва начавшееся восстановление было задушено поспешным отказом от стимулов.

Обратимся к истории. Бюджетные радикалы любят цитировать драконовский бюджет Джефри Хоу 1981 года, как доказательство того, что фискальное ужесточение прекрасно сочетается с экономическим ростом. Так и есть. При условии, что у переоцененного разговорфунта есть возможность для девальвации, а завышенные ставки еще есть куда снижать. Так и есть. При условии, что падение цен на нефть повышает реальные доходы потребителей и сокращает издержки для бизнеса. В начале 1980-х так и было. Сейчас - ничего подобного. Фунт уже упал на 25%, ставки давно покоятся на уровне 0.5%, а цены на нефть и не думают падать ниже 70 долларов за баррель. Нынешнюю ситуацию нужно сравнивать не с 1981 годом, а, как отмечает американский экономист Пол Дэвидсон, с США 1937 года. Переехав в Белый дом в 1933 году, Франклин Рузвельт использовал государственные расходы и налоговые льготы для стимулирования экономики. В течение его первого срока дефицит в США составлял 2-5%, однако, когда экономика начала выбираться из глубокой ямы,в которую она попала в 1932 году, уровень национального долга врос с 20 млрд. долларов до 33 млрд. долларов. Приближались новые президентские выборы, и Рузвельт послушался разумных экономистов, которые говорили те же самые слова, что мы слышим сегодня из уст современных политиков: в США дефициты бюджета поднялись до недопустимых уровней, они лягут тяжким бременем на плечи следующих поколений. Бюджет на 1937 год сильно урезали и экономика быстро вернулась в рецессию. Падение налоговых поступлений, между тем, лишь увеличило дефицит до 37 млрд. долларов.

В 1938 году дефицитные расходы возобновились и экономика начала расти, но так и не сумела полностью восстановиться до Второй мировой войны. Противники дефицитов ушли в тень, поскольку военные нужды отодвинули на второй план все остальные проблемы. К 1945 году дефицит бюджета США составлял более 250 млрд. долларов или 120% от ВВП. Кому-то война принесла одни лишь разрушения, а Штатам удалось завести свою экономику. Производственные мощности, простаивавшие в 30-х годах, теперь использовались на 100%, от безработицы не осталось и следа. Благодаря стремительному росту, в 1950-х размер дефицита и национального долга удалось снизить. Таким образом, детей, родившихся в конце 40-х и начале 50-х никак нельзя назвать несчастным поколением, погребенным под грудой долгов. Возможно, это самое счастливое поколение в истории. Сейчас, как и в 1937 году, частный спрос в большинстве развитых стран не способен поддержать восстановление. Дефициты бюджета являются следствием высокой безработицы и низких объемов частного инвестирования. Кроме того, они отражают фискальные профициты, накопленные в частном секторе. Потребители боятся потерять работу и остаться без источника дохода. Компании не стремятся вкладывать деньги в развитие. Так, в 2006 году дефицит в частном секторе США составил 4% от ВВП, сейчас там отмечается профицит в размере 8 от ВВП. В Великобритании аналогичный показатель сместился с -1% до +10% от ВВП. По некоторым оценкам, в настоящее время мировой профицит частного сектора составляет 3.3 млрд. долларов.

Он уравновешивается дефицитом гос. сектора, который также составляет 3.3 млрд. долларов. Иными словами, государство восполняет недостаток частного спроса. Эти расходы вовсе нельзя считать безответственным поведением, чего не скажешь о массовых попытках сократить дефициты, несмотря на полный паралич частного сектора. Если некоторые страны, пытаясь сократить дефициты в гос. секторе, загонят себя в дефляцию, в других дефициты возрастут - но даже страны с дефляцией не смогут добиться значительного сокращения дефицитов. Почему? Потому что они спровоцируют новую рецессию, которая приведет к сокращению налоговых поступлений и увеличению расходов на социальные пособия. В итоге, в Европе может начаться затяжная рецессия. Так почему же они это делают? Неужели, несмотря на болтовню Ника Клегга насчет "прогрессивного сокращения", на самом деле на повестке дня полное уничтожение благосостояния в странах? Или просто у противников дефицита начался маниакальный психоз? Как бы там ни было, Китай, Япония, Еврозона и Великобритания дружно вознамерились сократить дефициты и стимулировать рост экспорта. С логической точки зрения это полный абсурд, потому что кто-то где-то должен импортировать весь этот экспорт. Если эти страны полагают, что Штаты вновь возьмут на себя функции покупателя последней инстанции, они глубоко заблуждаются. Пол Кругман называет эти идеи "опасным бредом". Проблемы государственного долга на самом деле актуальны только для тех стран Еврозоны, у которых нет возможности поднять производительность иным способом, отличным от дефляции. Рынки облигаций не паникуют по поводу дефицитов в Великобритании, США или Германии, а вот как они отреагируют на массовую безработицу, протекционизм и политический экстремизм - вопрос риторический.

По материалам The Guardian

доллар США картинка
доллар США картинка
профинанс
профинанс

forexpf.ru