Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Евро в финансовой пустыне

ЕС
ЕС

Новое соглашение членов ЕС, по которому они должны объединиться с МВФ, чтобы оказать поддержку усилиям Греции по предотвращению финансовой катастрофы, это поворотная точка в великом эксперименте, который перевернул с ног на голову взаимоотношения между политикой и большими финансами.

В отличие от США после 1865 или Германии после 1989, где политическое единство создало монетарную унификацию, введение евро в 1999 было исключительно монетарным событием и предполагало, что далее последует политическое слияние государств ЕС.

Такого не было раньше, и на этот раз это не сработало так, как было запланировано. Рецессия прошлого года выявила структурное разделение, которое существовало и росло в рамках ЕС. Греческий долговой кризис стал главным уроком, поскольку помощь этой стране, которая может составить более $146 млрд., станет самым дорогостоящим траншем за всю историю.

Греция и ее партнеры по Средиземноморскому клубу - Португалия, Испания и Италия - не смогли поднять свой сектор обрабатывающей промышленности до уровня Германии, снижая относительные удельные издержки на рабочую силу. Разрыв продолжает увеличиваться. Год за годом экономные немцы завоевывали свою долю рынка в ЕС, сейчас доля ее экспорта составляет более 65% экспорта по сравнению с 45% в середине 1990-х, но основные потребители экспорта Германии теряют покупательную способность. С одной стороны мы имеем долгосрочное перепроизводство, а с другой стороны - избыточное потребление, связывает эти два явления растущий и неподдерживаемый долг. Все это усугубляет единая валюта и монетарная политика.

Тяготы адаптации

Проблема, как выяснилось, не так уж сильно отличается от исконной проблемы Китая и США, но здесь нет "предохранительного клапана" ревальвации валюты, который бы помог избавиться от давления. Не слишком отличается она и от проблем некоторых штатов, а также США в целом, однако здесь есть мощная федеральная власть и массивный рынок муниципальных облигаций, которые могут частично снять напряженность и исправить финансовое положение.

Если бы ЕС был государством соединенных штатов, как США, спрос можно было бы поддержать, при этом центральное правительство какое-то время бы жило с высоким дефицитом бюджета. Но это не так. ЕС остался конфедерацией, основанной на системе правил, члены которой часто эти правила нарушают.

Когда канцлер Германии Гельмут Коль поддержал идею создания монетарного союза, поскольку это была цена, которую его стране пришлось заплатить за то, чтобы Франция поддержала объединение ГДР и ФРГ, он намеревался окружить недавно созданный ЕЦБ политическими учреждениями в рамках ЕС, наделенными большей властью, которые бы навязывали принудительные нормы. Этого не случилось, также как и не появилась финансовая политика ЕС. После переговоров длиной в десятилетие Конституционный суд Германии недавно пришел к выводу, что ЕС является не федеральным государством, а скорее продуктом "международного законодательства", которое договорились соблюдать суверенные государства.

Экономики пузыря

Критическая финансовая и политическая система монетарного союза была изменена до неузнаваемости в последующие годы после введения евро благодаря ставкам ЕЦБ, которые были намного ниже того, что требовалось во многих периферийных экономиках еврозоны. Это способствовало развитию экономики пузыря в Испании и Ирландии, а также тому, что расточительность правительств Греции, Италии и Франции была незаметной.

Это была хрупкая структура, которая продержалась только десять лет. Но когда несколько лет назад начался глобальный финансовый кризис, госдоходы резко снизились, расходы возросли, равно как и дефициты госбюджета и госдолг. Если добавить внебалансовые расходы и гарантии вместе с социальными расходами, эти цифры удвоятся или утроятся, что поставит под сомнение способность целого ряда стран ЕС обслужить свой долг.

Никакой помощи

Сегодняшняя дилемма ЕС предельно ясна: экспортная машина Германии нуждается в росте спроса в пределах ЕС. Но этого не может произойти, потому что политическая структура Евросоюза предполагает, что каждое из государств ведет свою финансовую политику, а согласно Пакту о стабильности и росте никакая денежная помощь государствам еврозоны оказываться не должна.

Страны Средиземноморского клуба стоят на пороге будущего, где реальная зарплата может снизиться на 20-60%, чтобы можно было восстановить хоть видимость баланса. Неудивительно, что война переносится на улицы Южной Европы, а отголоски ее отражаются в дебатах по поводу оказания помощи Греции в Северной Европе.

Есть только два варианта. Один - это создание зоны свободной валюты вокруг Германии, северных стран, Франции и стран Бенилюкса, а страны Средиземноморья смогут использовать девальвацию, вернув свои старые валюты и монетарную политику, как это сделала Аргентина, отказавшись от привязки к доллару в 2002 году. Хотя само по себе хэппи-энд это не гарантирует.

Финансовая федерация

Второй способ предполагает оставить в пределах еврозоны основные государства и восстановить конкурентоспособность на периферии. Однако это вызовет хаос на рынке облигаций, где огромный суверенный долг (на данный момент выраженный в евро) будет теперь выражаться в национальных валютах. Те, кто полагал, что евро должен был объединить больше разноплановых экономик, чем это возможно, вероятно, будут думать, что такой исход неизбежен.

Альтернативой этому, как считает новый президент Евросовета Херман ван Ромпей, может служить развитие единого интегрированного рынка европейских суверенных облигаций как предтечи общеевропейской финансовой федерации. Это будет что-то вроде гарантий федерального правительства США, покрывающих муниципальные облигации штатов. Эта идея возникает время от времени, и всегда натыкается на яростное сопротивление. В ближайшие месяцы и годы нас ждет еще много разговоров по этому поводу, потому что это по сути большая сделка между Германией и ее северными партнерами с одной стороны и Францией и Средиземноморским клубом с другой.

Невероятно? Стоит вспомнить, что решительность Франции полностью испарилась во время длительных переговоров о монетарном союзе, которые начались в 1986 и закончились введением евро в 1999. Сегодня мы, возможно, стоим у истоков новой возглавляемой Францией кампании, призванной убедить Германию пересмотреть финансовое соглашение по еврозоне. Если посмотреть на вещи реально, вряд ли евро долго просуществует без адекватного политического и финансового фундамента.

Джонатан Стори и Инго Уолтер

Bloomberg.com

евро
евро
akmos
akmos

akmos.ru