Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Европейская драма в интерьере глобального кризиса

евро
евро

Евро находится под угрозой - равно как и вся система свободного рынка.

Теперь даже Ангела Меркель признала, что в битве Европы с финансовым кризисом на кон поставлена судьба единой валюты. Что ж, очень приятно, что и она открыла для себя эту истину. Лучше поздно, чем никогда. Однако она все равно не зашла в своем открытии еще дальше. На самом деле истинным поводом для обеспокоенности является другое: кризис, раздувающийся в Европе, решает судьбу процесса глобализации.

Если для вас это звучит слишком экзотично или пафосно, давайте возьмем два конкретных примера. Два несвязанных между собой события, произошедших за последние дни. Героем первого является новоиспеченный британский министр финансов Джордж Осборн. Кажется, пока на родине у него все складывается благополучно, однако на континенте у него уже начались неприятности. Возможно, вам сразу придет на ум схватка Британии с Еврокомиссией за хедж-фонды… Но это еще не все.

Комиссия сейчас активно занята разработкой новых правил для стран-участниц. Одна из ее последних идей такова: каждый европейский министр финансов (включая и мистера Осборна) должен будет представлять проект национального бюджета в Брюссель - на одобрение. И лишь получив высочайшую санкцию, можно будет показывать бюджет собственному народу и членам парламента. Мотивировка подобного нововведения такова: если будет существовать централизованный стабфонд для оказания помощи попавшим в трудное положение европейским государствам - должен быть и какой-то централизованный процесс мониторинга за бюджетами, чтобы быть точно уверенными, что все страны ведут себя прилично.

Осборн, естественно, и слышать об этом не хочет, о чем он и не замедлил заявить на первом же своем европейском саммите. Когда речь заходит о государственном бюджете, "первостепенным и наиглавнейшим органом является национальный парламент", постулировал он.

Второе событие произошло за тысячи миль от Осборна и Еврокомиссии, в Вашингтоне, где Сенат США единогласно выступил за запрет использовать деньги американских налогоплательщиков в качестве средств, которые МВФ будет направлять на помощь странам, попавшим в долговую спираль. Забавно, что СМИ по другую сторону Атлантики преимущественно обошли вниманием эту историю: ведь ее последствия могут быть весьма значительны - вплоть до того, что МВФ окажется не в состоянии предоставить свою долю, обещанную в рамках великого плана помощи, с такими фанфарами объявленного на прошлой неделе. А напомним, что доля эта не так-то мала и составляет третью часть триллионного пакета!

На первый взгляд, два этих события никак не связаны между собой, однако на самом деле они объединены общей темой: впервые за многие годы технократы, управляющие нашими экономиками, начали осознавать, что основными барьерами на пути разрешения кризиса и восстановления обычного хода деятельности является не столько наша способность позволить себе это, сколько готовность населения за это платить.

Пока все было в порядке и шло путём, экономики развивались стремительными темпами, достаток и благополучие сыпались на наши головы как из рога изобилия, политикам было совсем нетрудно притворяться, что государственные границы практически утратили свое значение везде, где речь заходит об экономике. Но вот грянул гром - и национализм снова тут как тут.

К сожалению, как показала практика, нельзя одновременно получить три вещи, за которые мы боремся в течение всей современной истории мира: демократия, национальный суверенитет и мировая свободная торговля. Увы - больше двух позиций на руки не выдается. Хотите демократии и глобализации? - будьте добры расплатиться суверенитетом. Настаиваете на полном контроле

над внутренними государственными делами? - помашите ручкой всем планам стать полноправным участником мировой экономики. Предпочитаете жить в независимом государстве, открытом для капризов и волатильности свободных рынков? - избиратели накажут вас.

Профессор Гарвардского университета Дэни Родрик назвал это "политической трилеммой", и именно она сопровождала многие исторические события прошлого века: Первая мировая и массовый электорат; попытка Черчилля в 1920-х вернуться к золотому стандарту ценой дефляции и депрессии в стране, что вызвало массовые протесты.

Напуганный популярностью политики "разори соседа" в 1930-е, Джон М. Кейнс в процессе восстановления после второй мировой задался целью принести в массы свет глобализации, но она получилась лишь в варианте "глобализация-лайт", поскольку Бреттон-Вудская система намеренно ограничивала свободный рынок контролем над капиталом. Такое положение дел поддерживалось достаточно долго. Либерализация расцвела пышным цветом с падением Берлинской стены и расцветом Китая.

Однако система, которую мы получили в результате, больше напоминает пестрое лоскутное одеяло, и Европа является наглядным воплощением этого: сборная солянка, изображающая из себя полностью либерализованный рынок. Вот только на уме у каждого свое: немцы взбешены необходимостью спасать Грецию; британцы просто хотят, чтобы их оставили в покое, на скамейке запасных.

Меркель, видимо в попытке избежать гнева своих избирателей, сделала сейчас первый шаг по направлению к выходу из процесса экономической глобализации, запретив продажи необеспеченных активов немецких банков. Как опасаются некоторые, следующим шагом Европы в рамках попыток предотвратить обвал может стать возврат к контролю за капиталом. Другие подозревают, что ЕЦБ уже совершил интервенцию для поддержки евро.

Каков же план на самом деле? - покажет время. Скорее всего, его еще и не существует. Однако ясно одно: Европе придется сделать выбор между национальным суверенитетом и глобализацией (если она, конечно, не качнется в сторону тоталитаризма). Учитывая размеры континента и его роль на мировой арене, мы вряд ли сможем позволить себе проигнорировать развитие сюжета этой драмы.

Эдмунд Конвей, The Telegraph

ЕС
ЕС
akmos
akmos

akmos.ru