Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

ФРС должна сохранить свою независимость

ФРС
ФРС

Прошел всего год с момента краха переполненной кредитами финансовой системы. Страх и паника парализовали работу рынка. Выбраться из пропасти США помогло вмешательство Федеральной резервной системы. ФРС протоптала тропинку, резко снизив процентные ставки практически до нуля. Представители банка сообразили, что для поддержания движения собственного капитала и заемных средств требуются нестандартные политические решения, включая уникальные программы кредитования и покупок активов. Беспрецедентные меры восстановили уверенность и ликвидность, не спровоцировав скачка инфляции. Спасение стало возможным только благодаря надежности и независимости ФРС от краткосрочных политических давлений. По ходу ФРС вызвала гнев общественности, спасая те самые учреждения, которые стали причиной неприятностей. Выручая отдельные организации, ФРС нарушила свои политические принципы, которые состоят в обеспечении средствами всей экономики. Это были вынужденные меры, поскольку общее ослабление не остановило бы эффект домино, когда крах одной фирмы приводит к банкротству других. Выбор у ФРС был невелик: либо позволить крупнейшим институтам рухнуть и допустить вероятность систематического риска, либо поддержать эти учреждения на средства налогоплательщиков. Второй вариант по своей смелости превзошел даже меры, принятые ФРС в 80-х гг., когда ЦБ, воспользовавшись своей независимостью, поднял процентные ставки выше 20% и сломил хребет "Великой инфляции". Все это лишь малая часть примеров, свидетельствующих о том, что ФРС должна сохранить свою способность поддерживать финансовую стабильность.

Это не означает, что система идеальна. В 2003 и 2004 гг. ФРС недооценила риск удержания ставки по федеральным фондам на уровне 1%, вызвав чрезмерный рост долгов. Она не осознала всю важность структурных изменений в финансовом мире. Начался рост средств на денежных рынках, что навредило депозитным счетам в банках; коммерческие ценные бумаги изменили русло, по которому краткосрочные кредиты текли к крупным компаниям; высокодоходные облигации похожим образом повлияли на кредитования малого бизнеса. Секьюритизация ипотечных кредитов усилила жилищный бум. ФРС не приняла необходимые меры, чтобы исправить структурные изменения финансовой системы. Что самое страшное, не было четкого распределения обязанностей по предотвращению системных рисков для всего финансового мира. Это испортило репутацию ФРС в глазах Вашингтона. В результате был предложен законодательный акт, ограничивающий способность ФРС выполнять свою основную функцию. Ситуацию усугубило популистские негодование по поводу того, что Уолл Стрит продолжает процветать, в то время как страна идет ко дну. Сенат предлагает сократить область полномочий ФРС в отношении банковского регулирования. В Палате представителей предлагают проверять действия ФРС и ее монетарную политику, что противоречит положению 1978 г., которое призвано оградить денежно-кредитную политику от краткосрочных политических влияний.

Парламентские спонсоры забывают о том, сколько всего было сделано ФРС для сокращения рисков. Она заставила банки накопить больше собственных средств и ликвидного капитала. Она стремится ограничить чрезмерный интерес к риску со стороны банков и ужесточить надзор за сложными корпорациями. Ни одна из этих мер не была бы принята, если бы ФРС не обладала той степенью власти, которой наделяется орган, контролирующий банки. Эти полномочия имеют решающее значение для контроля крупных учреждений и их взаимодействия с рынками. Но Конгресс крайне раздражен. Палата представителей ратует за то, чтобы Главное бюджетно-контрольное управление контролировало все действия ФРС, включая кредитования в чрезвычайных ситуациях, взаимодействие с иностранными центральными банками, поддержку крупных институтов и способность ФРС снижать процентные ставки путем вмешательства в рынки облигаций. По сути, спонсоры хотят контролировать все аспекты монетарной политики ФРС.

Звучит безобидно, но на самом деле это не так. Усиление влияния Конгресса на денежно-кредитную политику подорвет доверие общественности и финансовых рынков. Мы столкнемся с тем, что надзор Главного бюджетно-контрольного управления за определенными монетарными политиками будет ограничивать взвешенность решений Комитета по операциям на открытом рынке. Если лишить ФРС возможности осуществлять банковский надзор, это подорвет ее способность предотвращать кризисы, т.к. она не сможет собирать данные о лежащих в основе рисках. По закону, Главное бюджетно-контрольное управление также должно раскрывать названия компаний, которые заимствуют резервы через дисконтное окно ФРС, всего через полгода. В связи с этим у банка, берущего кредит, могут возникнуть проблемы. ФРС должна быть защищена. Если финансовые рынки узнают, что монетарной политикой управляют политические давления, это может привести к опасным последствиям. Рынки станут полагать, что инфляция в США приведет к повышению процентных ставок. Доллар окажется под давлением, так как инвесторы откажутся покупать долговые обязательства Минфина США. С учетом текущего дефицита эти проблемы станут для доллара губительными. Все это - слишком высокая цена за амнезию Конгресса. Возможно, деятельность ФРС требует некоторого внимания. Но контроль Конгресса над монетарной политикой через Главное бюджетно-финансовое управление - это совсем другое дело. Независимая денежно-кредитная политика, осуществляемая ФРС, - это одно из величайших достижений страны. Благодаря этому в течение десятилетий в США была относительно низкая инфляция. Несмотря на то что многие хотят ограничить власть ФРС, подобные предложения безответственны.

Морт Цукерман

По материалам The Financial Times

ФРС США
ФРС США

профинанс
профинанс

forexpf.ru