Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

ФРС в роли спасительной соломинки

соломинка картинка
соломинка картинка

Самое время волноваться, будто на дворе снова 2003 год. Комитет по операциям на открытом рынке ФРС (FOMC) огорошил финансовые рынки, заявив, что состояние экономики вызвает серьезные опасения, и объявив о намерении покупать облигаций для сохранения мягкой денежной политики. Поток неутешительных новостей увеличивает вероятность того, что экономика США, без всякой помощи вскарабкавшись до невероятных высот, вот-вот соскользнет обратно вниз. Вместе с увеличением разрыва между фактическими и потенциальными темпами роста объема производства, растет вероятность дефляции в США. Так же как и в 2003 году, в период большой дефляционной паники, в тумане, окутавшем монетарную политику, в частности, программу количественного ослабления и прочие экстренные меры, рыночные движения становятся еще более резкими. Из этого можно сделать два вывода. Во-первых, в ФРС должны быть готовы к тому, что малозаметные изменения приведут к неадекватно масштабной реакции рынка, иногда совсем не в том направлении. Во-вторых, монетарная политика выступает соло, в то время как фискальная политика находится в стороне и совершенно не участвует в процессе.

Кампания ФРС по предотвращению дефляции в 2003 году в конечном счете оказалась успешной, но и в ней было много недочетов. В какой-то момент, воспользовавшись своей способностью провоцировать необузданную ярость рынков, ФРС исполнил двойной трюк: ослабил монетарные условия на заседании в мае, оставив процентные ставки на прежнем уровне, а затем неожиданно ужесточил их на заседании в июне, что привело к снижению ставок. Решать задачи становится труднее, когда инвесторы ведут себя нелогично, как в последнее время. Текущие цены на облигации рисуют понятную и правдивую историю о низком или нулевом росте и инфляции в среднесрочной перспективе, однако, реакцию рынков на последнее заявление FOMC трудно назвать последовательной. Первая реакция кажется вполне понятной. Долгосрочные процентные ставки в США продолжили снижаться, доходность по 10-летним государственным облигациям упала ниже 2.8%. По крайне мере, в этом есть смысл. ФРС контролирует краткосрочные процентные ставки, и дает понять, что в случае ухудшения монетарных условий мягкая монетарная политика будет действовать в течение длительного периода времени. Раскол в рядах ФРС по поводу дополнительных радикальных мер мешает успешной коммуникации ЦБ и рынков и ограничивает возможности политики, однако, кое что понять все-таки можно.

Более странной кажется масштабная реакция на других рынках - массовый всплеск антирисковых настроений, который привел к обвалу цен на акции. Ослабление монетарной политики должно приводить к противоположным действиям. Создается впечатление, что это результат одного из самых крупных инвестиционных обманов - ложное предположение, что Центробанк знает все. Однако в данном случае ФРС действительно знает намного больше об экономике, чем кто-либо другой. Особенный интерес представляет проблема, которой противостоят председатели Центробанков, когда-то в их числе был и я, - борьба с ощущением, что они посвящены в большое количество частной информации. Действительно, Центробанки много общаются со специалистами финансовых рынков и участниками реальной экономики, и прекрасно оценивают положение дел на рынках краткосрочных денег на опыте собственных операций. Но в остальном, они оперируют теми же цифрами и показателями, что доступны всем простым смертным. Тем не менее, во времена великой неопределенности инвесторы изо всех сил цепляются за любую возможность, чтобы сформировать собственный взгляд на экономику, учитывая предположение, что ФРС знает больше, чем они.

Можно было бы направить фискальную политику в русло монетарной, заявив о том, что Центробанк и правительство прибегнут к стимулированию при замедлении темпов роста. К сожалению, этого не будет. Чрезвычайно низкая доходность по облигациям говорит о том, что у фискальной политики много простора для дальнейших действий, однако, создается впечатление, что большинство людей: сидящие в конгрессе республиканцы, преподаватели истории в Гарварде и, по совместительству,экономисты, эксперты, выступающие на телевидении - искренне верят в отсутствие доказательств, что долговой кризис и возможная высокая инфляция уже совсем близко. Таким образом, вялая экономика и чрезвычайно дешевые деньги явно говорят о том, что правительству уже хватит долгов. В этом-то и есть главная проблема. Мы уже были в подобной ситуации: в период японской дефляции 1990-х и 2000-х годов. Некоторые современные борцы с кризисом, кажется, хорошо усвоилил урок о том, что масштабные фискальные вливания - это зло. В действительности, как отметил Адам Позен из Комитета по монетарной политике банка Англии, Японии удалось одержать победу в этой нелегкой битве, только объединив усилия монетарной и фискальной политик.

До этого, японская политика находилась в разобранном состоянии. Финансовые и монетарные власти по очереди с завидным постоянством останавливались на полпути, как только экономика начинала хоть чуть оживать, зачастую уничтожая все достижения. В конце 1990-х произошло своеобразное противостояние, когда министр финансов приказал Банку Японии продавать иену на международных валютных рынках для ослабления монетарных условий. В банке скептически отнеслись к такой стратегии и в срочном порядке нивелировали результаты интервенций, скупив иену на внутреннем рынке. На данный момент такого очевидного расхождения между правительством и Центробанком в США не наблюдается. Однако спорные моменты по другим вопросам нарушают последовательное проведение фискальной политики. Конгресс всячески препятствует мерам стимулирования, предложенным Белым домом. Учитывая недавний уход таких главных лиц, как Питер Орсзаг и Кристи Ромер, в глаза бросаются признаки раскола и усталости в группе экспертов по экономике администрации США. Застой и заблуждение в отношении фискальной политики усложняют работу ФРС. FOMC не только пытается действовать в крайне неопределенных обстоятельствах при помощи весьма ненадежных инструментов, но также несет на себе тяжелое бремя ответственности. Центробанки больше не являются всемогущими и всезнающими. Инвесторам, Конгрессу и общественности, к их великому огорчению, предстоит узнать эту горькую правду.

Алан Битти, редактор отдела мировой экономики в The Financial Times

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times

Financial Times логотип
Financial Times логотип
профинанс
профинанс

forexpf.ru