Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

История меняется не в пользу единой валюты

евро
евро

Казалось бы, только вчера политики в странах с профицитом текущего счета громко сомневались в способности доллара играть роль единственной резервной валюты, приводя в качестве главных недостатков растущий бюджетный дефицит и "имперское перенапряжение" США. А сегодня Европа столкнулась с финансовыми трудностями, и вот доллар вместе с золотом снова служит безопасной гаванью во время шторма. Вопрос в том, были ли попытки ЕС управлять валютным союзом, не создавая политический, признаком чрезмерной самоуверенности. Наблюдая за евро, скептики утверждают, что Европейский центральный банк может повторить судьбу Австро-венгерского банка после распада Габсбургсой империи. Практикующие рыночные специалисты всегда недооценивали политическую волю, стоящую за Европейским валютным союзом. Безусловно, в свое время будет проведена официальная интервенция, чтобы наказать "волков", которых политики еврозоны считают причиной всех экономических болезней. Тем не менее, эта интервенция особо не поможет, так как в ответ на кризис в Греции в портфель будут внесены кардинальные изменения. Привлекательность евро как резервной валюты серьезно пострадала.

Что бы там ни говорил председатель ЕЦБ Жан-Клод Трише, центральный банк поступился независимостью, кардинально изменив свою позицию и решив купить суверенные долговые облигации. Его баланс и так ослаблен принятием некачественного обеспечения по программе поддержки ликвидности, но он все равно решил обманным путем заставить европейские банки обратить свое внимание на бросовые государственные бумаги. Больше никто не считает евро реинкарнацией немецкой марки. Хуже того, немцы в Совете ЕЦБ проиграли в голосовании по поводу решения о покупке гособлигаций. Если слухи о том, что президент Франции Николя Саркози угрожал Ангеле Меркель выйти из валютного союза, кажутся пустыми, то трения между Германией и Францией по поводу принципов работы союза вызывают все больше опасений. Очевидно одно - немцы не стремятся к стабильной в бюджетном отношении Европе. Однако сильная бюджетная позиция Европы - это обязательное условие для устойчивого валютного союза.

Текущий уровень евро не угрожает ускорить инфляцию. Однако перемены в настроениях имеют большое значение. Для многих руководителей официальных резервных фондов валюта может опуститься ниже средней цены покупки, если верить независимым оценкам. Также у них есть все основания переживать за будущее экономики ЕС. Предоставленные Греции ?750 млрд., - это, по сути, ликвидность для решения проблемы кредитоспособности. Но увеличение долга и без того крупно задолжавшей страны не может быть долгосрочным решением. Для ликвидации долга государственного сектора прежде всего нужна политическая воля и экономический рост. Несмотря на это, все страны на юге Европы настроены на период дефляционной политики, т.к. она направлена не только на ликвидацию бюджетных дефицитов, но и повышение конкурентоспособности, чего нельзя добиться при помощи девальвации евро. В связи с этим будет чрезвычайно сложно получить поддержку электората для сокращения государственных расходов и проведения структурных реформ. Большинство стран на севере Европы не хотят брать на себя ответственность за беды Средиземноморья. Также они не хотят сокращаться структурный профицит текущего счета. Слабость евро поможет вынести проблему экспортной зависимости за пределы Еврозоны. В то же время над Европой нависли демографические проблемы. Тем, кто работает с официальными резервами, склонность европейских политиков винить во всех своих несчастьях хеджевые фонды напоминает попытки поглубже засунуть голову в песок. Региональный дисбаланс - это ноющая боль, которую в Европе упорно не замечают, а экономическая власть и влияние тем временем утекают в Азию.

Сравним ситуацию с тем, что происходит в США. При виде тамошнего бюджетного дефицита и внешнего долга волосы встают дыбом. Тем не менее, долгосрочные темпы роста составляют примерно 2.5-3%, - это намного выше потенциальных темпов роста в Еврозоны, составляющих, по прогнозам Организации экономического сотрудничества и развития, 2%, а производство в США и вовсе вне конкуренции. Долговые рынки США - самые ликвидные в мире. Демографическая ситуация не так ужасна, как в Европе, и уж тем более Китае. Помимо всего прочего, администрация Обамы постепенно восстанавливает доверие после принятия спорной реформы системы здравоохранения. За пять лет до конца 2009 года доля доллара США в официальных резервах, доступных Международному валютному фонду для распределения между валютами, снизилась с 66.9% до 62.1%. Доля евро за тот же период выросла с 24.1% до 27.4% благодаря росту доверия к валютному союзу. Тренд может развернуться, так как исторические изменения портфеля говорят не в пользу евро. Китай тоже не скоро предложит достойную альтернативу. Так что "волки" почти не имеют отношения к грядущему развороту.

Джон Плендер - обозреватель The Financial Times

Financial Times
Financial Times
профинанс
профинанс

forexpf.ru