Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

Извилистый путь к инфляции

дорога
дорога

Даже если правительства и смогут создать инфляцию. захотят ли они этого?

В краткосрочной перспективе инфляция - это экономическое явление. А в долгосрочной - политическое. Издание The Economist спросило группу ведущих экономистов о том, что они считают более реальной угрозой: инфляцию или дефляцию. Этот вопрос стал основным на онлайн форуме "Экономика по приглашению", в котором приняли участие более 50 известных экономистов. Общее мнение сводилось к следующему: в ближайшее время западные экономики будут с трудом восстанавливаться, при этом наибольшую опасность представляет собой дефляция. Однако в долгосрочной перспективе большинство экспертов опасается инфляции, поскольку она кажется наиболее вероятной стратегией выхода для правительств, которым нужно решать проблемы раздутых дефицитов. "Дефляция - это явление временное", - отметил Армино Фрага, бывший председатель Центробанка Бразилии. "Гораздо интереснее, смогут ли политики сдержать рост инфляции в условиях полной фискальной безответственности".

Создать дополнительную инфляцию в экономике сложнее, чем кажется. Если правительства развитых стран решатся на это, чтобы решить свои фискальные проблемы, им придется очень постараться, чтобы добиться результатов. Для этого требуется, как минимум уверенный совокупный спрос, превышающий потенциальные объемы производства. Между тем показатель разрыва производства (недостаток фактического спроса по отношению к потенциальному ВВП) славится своей сложностью и неоднозначностью. По данным ОЭСР в странах-участницах организации в этом году он составит 4% по сравнению с 5% в прошлом году. Организация пересмотрела свой прогноз в сторону понижения на фоне положительных данных по росту экономики, особенно в Америке. Но даже пересмотренный разрыв производства намного выше, чем все показатели за последнее время, по крайней мере, до 1970-х. В 1982 году в США разрыв был больше, но тогда и инфляция была намного выше. ОЭСР прогнозирует, что в странах Б7 инфляция к концу следующего года не превысит 2%. Процесс можно было бы ускорить, если бы росли инфляционные ожидания. Однако во мноих странах базовая инфляция сейчас ниже целевого уровня Центобанка, при этом ожидания падают, что может привести к ее дальнейшему снижению.

Очень сложно средствами монетарной политики стимулировать рост, который приведет к инфляции намного выше 2%, потому что краткосрочная процентная ставка уже ниже 1%. Фискальная политика начинает работать на снижение роста, поскольку в Америке заканчивается действие стимулов, а большинство европейских стран переходят на режим жесткой экономии. Монетаристы не обращают внимание на разрыв производства, делая акцент на денежной массе, созданной центральными банками в рамках программ по покупке облигаций или увеличению займов коммерческим банкам. Они опасаются, что эти деньги, скопившиеся в финансовом секторе, рано или поздно выплеснутся в реальную экономику в виде кредитов, что приведет к росту цен. И все же, эта проблема несколько преувеличена. В конце концов, Центробанки могут повысить ставку не зависимо от размеров монетарной базы, кроме того, у них есть немало способов отказа от чрезвычайных мер по обеспечению ликвидности, принятых во время кризиса. Европейский центральный банк успешно "стерилизовал" недавние покупки государственных облигаций, заставив банки размещать соответствующие суммы на депозитах в ЦБ. ФРС начнет тестировать аналогичную систему 14 июня.

Если уж на то пошло, опыт количественного ослабления Японии должен усиливать дефляционные беспокойства. По словам Адама Позена из Института международной экономики им. Петерсона, мы не знаем, чем оно (ослабление) кончится, каков будет его результат. Нам нужно больше информации о том, что мы можем сделать при помощи монетарной политики, когда начнется дефляция. Но даже если в итоге удастся создать инфляцию, поможет ли она снизить реальный государственный долг, то есть, достичь поставленных перед такой политикой задач? Это непросто. Во-первых, для большинства стран главной фискальной проблемой в длительного характера остается ничем не обеспеченные и никак не профинансированные пенсии, которые по умолчанию индексируются с учетом инфляции. Во-вторых, у большинства государственных облигаций относительно небольшой срок погашения: более половины американских и более 40% немецких, французских и итальянских бумаг подлежат погашению в течение трех лет. В Британии этот показатель составляет 20% и считается исключением. Это значит, что инфляция будет вести к постоянному росту номинальной процентной ставки на фоне рефинансирования долга, и. как следствие, реальный размер долга не уменьшится. Если правительство надумает стимулировать инфляцию, инвесторы обратят на это внимание и отреагируют соответствующим образом. Но даже в этом случае политики могут попытаться обманным путем сдержать рост процентных ставок, заставляя банки и других зависимых участников процесса покупать государственый долг, или вынудив ЦБ удерживать ставку на низком уровне, либо покупать гос. облигации. Для этого нужно будет преодолеть самое серьезное препятствие из всех: политический и экономический прогноз, обещающий низку инфляцию.

Да пребудет с нами ценовая стабильность

Инфляция 1970-х уходит своими корнями в 1960-е, при этом экономисты тогда полагали, что на инфляцию можно купить низкую безработицу.Гипотеза естественного уровня безработицы Милтона Фридмана и Эдмунда Фелса, революционная теория рациональных ожиданий и мрачный опыт 1970-х поставили крест на этой идее. Политики быстро поняли, что высокая инфляция часто ведет к смене власти, и согласились с тем, что основной задачей Центробанков является контроль над инфляцией. Но последний кризис показал, что ценовая стабильность это не панацея и не гарантия финансовой и экономической стабильности. Напротив, зацикленность на ценах, вероятно, и привела к тому, что Центробанки просто не заметили формирование пузырей и не обратили внимания на состояние банковского сектора. На практике же ценовая стабильность по-прежнему остается в центре внимания. Некоторые даже боятся отказываться от количественного ослабления, несмотря на очевидные риски дефляции.

Но еще удивительнее отсутствие политического давления в целях изменения ситуации. Репутация Центробанков подорвана, но с них как с гуся вода. Сенаторы, выступавшие против переизбрания Бена Бернанке на второй срок, ссылались на неудачи в вопросах регулирования, а не на высокую безработицу. Если не брать в расчет Японию, то случаи политического давления на Центробанки с требованием ослабления политики можно пересчитать по пальцам. Возможно, банки не могут изменить ситуацию. А, возможно, политики, как и банкиры, еще не готовы отказаться от своих ортодоксальных убеждений.

По материалам The Economist

инфляция
инфляция
профинанс
профинанс

forexpf.ru