Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Как устроить этот мир лучше

экономика
экономика

Итак, что я вынес из ежегодной заседания Всемирного Экономического Форума в Давосе? Все это было похоже на сидение у постели человека, недавно перенесшего инфаркт и не вполне понимающего, сколько времени ему потребуется для полного восстановления сил. Если ему это вообще удастся. Среди элитарно-космополитичных "давосменов" (да, остались еще такие), как отметил мой коллега Гидеон Рахман, чувствовалась некоторая нервозность. Тем временем, участники этого все еще преимущественно западного форума поглядывали на молодецкий задор стран с растущими экономиками с восхищением, завистью и даже страхом. Для меня наиболее важной частью программы стала сессия, посвященная экономической ситуации в мире. И не только потому, что я был на ней модератором. В качестве отправной точки дискуссии была выбрана достаточно очевидная тема: оглушительный успех политических интервенций конца 2008 - начала 2009 года. Благодаря им рецессия оказалась куда менее глубокой и продолжительной, чем большинство участников представляли себе год назад. Это стало очевидным после публикации прогнозов на 2010 год. Почти для каждой экономики, имеющей вес в мире, прогнозы роста на этот год оказались более оптимистичными, чем год или даже шесть месяцев назад (см. графики). Мировая экономика сумела пережить инфаркт своей финансовой системы.

Выжить ей удалось благодаря таким фискальным и монетарным стимулам, которые были бы немыслимы в "мирное время". Эти действия были естественно необходимыми и в итоге увенчались успехом. Наиболее значительные увеличения фискальных дефицитов неизбежно произошли именно в тех местах, где кредитный пузырь частного сектора был наиболее раздут: прежде всего США, Великобритания и Испания. Китай также инициировал мощную программу стимулирования, что отметил в ходе дискуссии заместитель управляющего Народного банка Китая Чжу Мин. Главные вопросы в этом году заключаются в том, насколько быстро необходимо прекращать монетарное и фискальное стимулирование, и которое из них необходимо прекратить в первую очередь. Сейчас многие выступают за отказ от стимулирующих мер. Некоторые, в особенности Республиканская партия в США, утверждают, что поскольку экономика не вернулась к показателям полной занятости, стимулирование провалилось и его нужно прекратить немедленно. На самом деле, куда более логичным было бы предположить, что оно было неадекватным. Однако контрфакты в политике не работают: лозунги наподобие "мы спасли вас от Великой Депрессии" не выигрывают выборы.

Размышляя о "стратегии выхода", я процитировал идеограмму “LUV”, изобретенную сэром Мартином Сореллом из WPP и описывающую состояние вызоровления соответственно европейских, североамериканских и развивающихся экономик. Сорелл рекомендует определять необходимые для принятия меры в зависимости от экономической конъюнктуры, потому продолжение стимулирования выглядит наиболее разумным в случае европейских экономик и наименее - в выздоравливающих растущих экономиках. На форуме это отметил Доминик Стросс-Кан, управляющий директор Международного валютного фонда. Кроме этого, он высказал еще одно замечание: если мы прекратим стимулирование слишком поздно, то мы растратим ресурсы в избыточных государственных дефицитах и долгах; если же мы прекратим его слишком рано, мы рискуем испытать сокрушительный удар по нашей уверенности в завтрашнем дне в случае "повторного падения". Учитывая такую асимметрию, прекращать стимулирование раньше времени нам явно не стоит. Поскольку г-н Стросс-Кан представляет скорее "фискальное крыло" в МВФ, его слова имеют серьезный вес. В странах с высоким уровнем доходов наблюдается мало признаков уверенного роста конечного спроса в частном секторе. Пока эта ситуация не изменится, существует опасность преждевременного прекращения фискальной поддержки. Что сейчас действительно нужно, так это основательные среднесрочные планы упорядочивания бюджетов, причем такие, реализация которых зависит от экономической ситуации. Тем временем, валютная политика должна оставаться поддерживающей.

И все же стратегия выхода является лишь наиболее насущной, но не главной проблемой. В более долгосрочном плане нам предстоит справиться с двумя другими задачами: реформой финансового сектора и стабилизационной балансировкой спроса в мировой экономике. И как раз в отношении этих двух вопросов покидавшие Давос не могли испытывать оптимизма. Какими бы достоинствами не обладало "правило Волкера" для собственных торговых операций, одностороннее заявление президента Барака Обамы о его введении шокировало всех, хотя некоторые и приветствовали новый политический стимул. И опять же, есть сомнения в том, что программа "взаимной оценки", запущенная главами правительств "Группы 20" в Питтсбурге в прошлом сентябре, получит необходимую поддержку. Однако слишком много стран уже начали полагаться на экспортноориентированный рост как на способ сбалансировать сокращение своего внутриэкономического стимулирования. На деле же это ведет напрямик к стагнации. Земля не может, в конце концов, надеяться перевести свое активное сальдо по текущим операциям на счет марсианам.

В итоге перед нами встает большой вопрос: возможно ли вообще поддерживать "экономику открытого мира"? Представители растущих экономик однозначно высказывались в ее поддержку. Однако, как на открытии форума с удовольствием отметил в своей речи президент Франции Николя Саркози, финансовый кризис ударил по легитимности глобальной рыночной экономики в глазах многих людей на Западе. Действительно, порой его речь напоминала риторику какого-нибудь антиглобалиста. Главный советник господина Обамы по экономике, Лоренс Саммерс, также подчеркнул, что "сейчас мы наблюдаем в США и, возможно, в других регионах, восстановление статистических показателей при одновременной "человеческой рецессии". По его мнению, сочетание высокой безработицы с протекционизмом в различных регионах мира осложняет защиту либеральной торговли как с политической, так и, возможно, даже с чисто интеллектуальной точки зрения. Пока восстановление экономики не станет более устойчивым, чем прогнозируется, безработица в западных странах будет оставаться на высоком уровне со всеми вытекающими из этого политическими проблемами.

Но самые серьезными являются вызовы политического характера. Мировые лидеры продемонстрировали впечатляющую способность справляться с кризисом. Такого удивительного стремления к сотрудничеству они не проявляли с момента образования Большой Двадцатки. Однако в таком сотрудничестве появляется все больше трудностей, как только мы возвращаемся к обыденностям политической жизни, а именно высокой безработице и глубокому политическому расколу в Соединенных Штатах, которые продолжают оставаться мировой державой-гегемоном. Евросоюз же до сих пор остается неэффективной структурой. Действительно, неспособность Еврозоны осознать тот факт, что мировая периферия неспособна избежать "фискальной ловушки" без серьезного увеличения спроса является тому ярчайшим подтверждением. Китай также поглощен самосозерцанием. Господин Чжу обещал перебалансировку. Но сможет ли она произойти после прекращения нынешнего стимулирования? Хотя экономика у нас действительно глобализированная, политика все еще остается локальной. Во времена кризиса необходимость следить за первой, которая отодвигает вторую на задний план. Однако сейчас перед нам встала иная задача: задача выздоровления и возвращения к политической обыденности. Но поскольку глобальный баланс сил продолжает смещаться год от года, необходимо уже сейчас начать решать эту проблему. Если мы не сможем найти ответ на этот вопрос, глобальная экономика и глобальное сотрудничество так и останутся на мели. В этом и состоит главный урок, который я вынес из Давоса.

Мартин Вулф

По материалам The Financial TImes

Financial Times
Financial Times
профинанс
профинанс

forexpf.ru