Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Китай и Германия: два сапога на одну ногу

Китай и Германия
Китай и Германия

Недавно весь мир внимательно слушал выступление "Кермании". Была ли логика в ее заявлениях? Нет. Звучало ли в них самодовольство? Несомненно. Сквозила ли в них угроза? Да. Восторжествует ли разум? Сомневаюсь. Возможно, вы слышали о Кимерике - неологизме, введенном Нейлом Фергюсоном, историком из Гарварда, и Морицем Шулариком из Свободного университета Берлина, для описания возможного слияния китайской и американской экономик. Возможно, вы также слышали о Киндии, придуманной индийским политиком Джайрамом Рамешем для описания нового азиатского гиганта. Позвольте познакомить вас с Керманией - объединением крупнейших мировых экспортеров: Китай с прогнозируемым на этот год профицитом текущего счета в 291 млрд. долларов и Германия с прогнозируемым профицитом в 187 млрд. долларов (см. график). Безусловно, Китай и Германия сильно отличаются друг от друга. Однако, несмотря на все различия, у этих стран есть и некоторые сходства: они являются крупнейшими экспортерами промышленных товаров, при этом Китай сейчас опережает Германию; у них накоплены большие излишки сбережений за счет инвестирования; кроме того, у них образовались крупные торговые профициты. (См. графики).

Обе страны считают, что их потребители должны продолжать покупать, но прекратить безответственные займы. Поскольку их профициты ведут к образованию дефицитов в других странах, такой подход представляется нелогичным. Страны с профицитами должны финансировать дефицитные государства. Если долг станет слишком большим, должники не смогут выполнить свои обязательства. В таком случае, хваленые "сбережения" стран с профицитом окажутся иллюзией: финансы поставщика слишком поздно превращаются в экспортные субсидии. Переживет ли открытая мировая экономика этот кризис? Еврозона также может оказаться на краю гибели. Недавние интервенции Вена Цзябао, премьер-министра Китая, и Вольфганга Шойбле, министра финансов Германии, в полной мере отражают эту опасность. Основным аргументом Шойбле был не Европейский валютный фонд, который даже в случае одобрения и создания не смог бы устранить давление, возникшее в результате образования огромных макроэкономических дисбалансов в Еврозоне. В первую очередь речь шла о следующем: совмещении экстренной помощи странам с чрезмерными финансовыми дефицитами с суровыми наказаниями; временном лишении права голоса членов Еврогруппы с плохими показателями; и предоставлении возможности выйти из валютного союза, оставаясь членом ЕС. Неожиданно оказалось, что в Еврозоне все еще можно изменить. По словам Германии.

На основании этого демарша самой влиятельной страны Европы можно сделать три вывода: во-первых, это окажет серьезное дефляционное воздействие; во-вторых, это неосуществимо; и, в-третьих, это может подготовить почву для выхода Германии из Еврозоны. Если Германия добьется, чего хочет, вторая крупнейшая в мире экономика сыграет отрицательную роль в преодолении мирового спада совокупного спроса. Еврозона не обеспечила бы необходимый миру спрос. Напротив она создала бы избыточное предложение. Представьте, что более слабым странам Еврозоны пришлось бы резко сократить финансовые дефициты. Это наверняка ослабило бы всю экономику региона. Однако это также привело бы к ухудшению финансового состояния Германии и Франции. Представьте, что тогда Германия облачилась бы во власяницу (Прим. Profinance.ru: длинная рубашка из простой ткани, часть монашеского одеяния) для умерщвления плоти. Поступила бы Франция также? В конце концов, по прогнозам Организации экономического сотрудничества и развития, общий государственный дефицит Франции составит в этом году около 9% от ВВП. Шойбле оштрафовал бы Францию? Конечно, нет. Тем не менее, стабильности Еврозоны угрожают не государственные финансы Греции. Это пустяк. Угрозу представляют государственные финансы больших стран. Германия не может влиять на поведение таких стран, и у нее нет возможности исключить какого-либо члена из Еврозоны, ей придется остаться при своем. В этом логика идей г-на Шрйбле. И он должен понимать это. Германия вместе со своими основными потребителями является членом якобы неизменного валютного союза.

Теперь она хочет, чтобы они уменьшили наличность с целью процветания в мире хронически ослабленного совокупного спроса. Вен Цзябао придерживается такого же мнения. Однако он хочет, чтобы так поступили США. Куда там! Выступая на Всекитайском собрании народных представителей, г-н Вен заявил: "Что мне непонятно, так это обесценивание собственной валюты и попытки заставить других повысить стоимость валют с целью увеличения экспорта. По-моему, это протекционизм". Он также заявил о своих опасениях по поводу безопасности долларовых инвестиций Китая.

Интересно, что подразумевает под этим Премьер-министр Вен, помимо того, чтобы США не трогали китайскую политику обменного курса? Если желание США ослабить доллар является "протекционизмом", то насколько подпадает под это определение стремление Китая сохранить свою валюту на низком уровне, во что бы то ни стало? Нет ничего явно "протекционистского" в том, чтобы попросить страну с большим профицитом текущего счета сократить его в условиях слабого мирового спроса. Если я правильно понял позицию Китая, он напротив хочет, чтобы США снизили свою конкурентоспособность за счет финансового и валютного сокращения и, возможно, падения внутренних цен. Это было бы ужасно для США. Но это также было бы ужасно и для Китая, и для остального мира. Но так не случится. И Китай наверняка об этом знает.

Это предполагает принципиальный рубеж. Страны с профицитом настаивают на том, чтобы все продолжалось, как раньше. Но они отказываются признать, что их зависимость от экспортного профицита ударит по ним самим после того, как их потребители разорятся. В действительности, как раз это и происходит. При этом страны могут сократить большие финансовые дефициты, образовавшиеся в результате сокращения частными секторами займов после бума, только благодаря значительному увеличению чистого экспорта. Если страны с профицитом не смогут компенсировать данный переход за счет увеличения совокупного спроса, мир неизбежно будет втянут в битву за "разорение соседа": все очень сильно хотят навязать товарные излишки своим партнерам. Это также сыграло существенную роль в катастрофе 1930х. Маловероятно, что в этой битве победят профицитные страны. Раскол еврозоны плохо сказался бы на немецком производстве. В введение США протекционистских мер негативно повлияло бы на Китай. Когда бог хочет кого-то наказать, он лишает его разума. Еще не поздно найти совместные решения. Обе стороны должны пойти на уступки. Забудьте о лицемерных нравоучениях. Вместо этого воспользуйтесь простым здравым смыслом.

Мартин Вулф

По материалам The Financial Times

Financial Times
Financial Times
профинанс
профинанс

forexpf.ru