Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

Китай не боится "больших парней", но должен услышать голос "маленького человека"

китай
китай

Сейчас в моде нападки на Китай. Только ленивый еще не прошелся по поводу валютной политики Поднебесной; накал критики приближается к степени крайнего ажиотажа. И тем не менее, все самые влиятельные и авторитетные политики экономисты и средства массовой информации, грозно бряцающие оружием, упускают из вида один важный момент. Если вы хотите, чтобы Китай начал шевелиться, необходимо, чтобы давление было направлено совершенно с другой стороны.

Китай и не подумает ревальвировать юань только потому, что этого хочет министр финансов США Тимоти Гайтнер. Он не собирается умерить разгульно-сокрушительные объемы своего экспорта, потому что так советует лауреат Нобелевской премии Пол Кругман. Давайте посмотрим правде в глаза: с позиций какого морального превосходства США могут поучать кого бы то ни было, когда речь заходит о мировых дисбалансах?

Однако все волшебным образом переменится, если ворчание и жалобы начнут раздаваться в таких странах, как Таиланд, Индонезия, Сингапур или Вьетнам. Здесь-то и возникает главный вопрос: почему отмалчивается развивающийся мир? Он должен возмутиться! И пока он этого не сделает, не ожидайте больших подвижек в курсе юаня.

Торговля не должна быть игрой с нулевым результатом, однако недооцененный китайский юань делает ее таковой. Вместо того чтобы по-соседски способствовать росту экономик в братских развивающихся странах региона, Китай своей политикой вставляет им палки в колеса.

Некоторые скажут, что все нормально. Властям Поднебесной приходится работать над повышением уровня жизни 1,3 млрд. своих граждан в условиях недружелюбной международной обстановки, и слабый юань можно расценивать как один из экономических стимулов.

Такой аргумент мог бы "прокатить", если бы Китай был 15-й по величине мировой экономикой. Однако он уверенно претендует на второе место в этом списке, а подобный статус предполагает и большую ответственность. И в то же время ни один серьезный экономический обозреватель не возьмется утверждать, что Китай уже перешел из разряда развивающихся стран в развитые. Таким образом, ситуация для Китая, получившего столь выдающуюся роль в мировой экономике, усложняется еще больше.

И если вскоре США снова навесят на Поднебесную ярлык "манипулятора", все станет еще запутаннее, а вероятность подобного шага растет в свете приближающихся выборов в конгресс в ноябре. Американцы рвут и мечут по поводу слишком медленного роста числа рабочих мест, и в этой связи Китай является идеальным громоотводом.

Штатам следует быть очень осторожными в этом вопросе. Чем громче они требуют от китайцев ревальвировать юань - тем более склонны власти Пекина намертво "упереться рогом". В минувшие выходные премьер-министр страны Вэнь недвусмысленно продемонстрировал это, проигнорировав обвинения США.

Тем временем применение к Китаю санкций в виде тарифов чревато большими рисками. В наши дни протекционизм не стал более мудрым решением, чем он был в 1930-х, когда американскими законодателями был принят Закон Смута-Хоули о тарифах, установивший самые высокие таможенные пошлины на ряд товаров и лишь усугубивший Великую Депрессию.

Сложившаяся ситуация может оказаться неблагоприятной для Азии. Китай из двигателя экономического роста превращается в своеобразного регионального вредителя. Он поглощает львиную долю иностранных инвестиций, а его дешевая рабочая сила и национальная валюта ловят в свои сети такую же львиную долю торговых преимуществ.

Китаю не надо давать спуску. В конце концов, если он позволит курсу юаня вырасти, это поможет ему в борьбе с инфляцией, повысит покупательскую способность населения и ускорит развитие национального рынка облигаций.

Все вышеназванные сферы нуждаются в прогрессе, если Китай действительно собирается отойти от практикуемого им сейчас метода поддержания баланса, напоминающего скорее деятельность хедж-фонда, покупающего доллары и продающего юани. Именно такую аналогию провел бывший главный консультант Long-Term Capital Management LP, а ныне управляющий директор Omnis Inc. Джеймс Рикардс.

Китай считает, что вопрос юаня является сугубо внутренним делом, и хочет, чтобы остальной мир не совал в него свой нос. Особенно это пожелание относится к США, где припаркована внушительная часть $2,4-триллионных валютных резервов Китая. Пожалуй, пора изменить общий подход к этой ситуации. Пора "большим парням" умолкнуть и пропустить к микрофонам "маленьких людей".

Взять к примеру Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (Asean), состоящую из десяти стран-участниц. В январе она стала третьим по величине торговым партнером Китая после ЕС и США. Учитывая масштабы прироста китайского экспорта, можно предполагать, что развивающиеся экономики Азии должны быть горячо заинтересованы в ревальвации юаня. Это предоставило бы китайским домохозяйствам возможность покупать больше продукции из других стран, распространяя на них преимущества своего экономического роста.

Давайте поощрять Бразилию, Индию, Россию, Южную Африку, Южную Корею и другие государства к усилению давления на Китай. Давайте подстрекать развивающиеся страны обращаться с жалобами на Поднебесную в ВТО и требовать от МВФ принятия мер.

Все смешалось сегодня в этом мире, перевернутом верх тормашками. Десять лет назад вопрос играючи был бы решен на уровне Большой Семерки, сердцевины мировой экономики. Теперь же эта сердцевина насквозь прогнила, а поддержка для мировой торговли поступает с периферии. Юань - это работа для экономических коллег Китая, а не для тех, кто стал причиной нынешнего кризиса.

Вильям Песек, Bloomberg News

юань
юань
akmos
akmos

akmos.ru