Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Кто-нибудь, реформируйте Европу!

ЕС картинка
ЕС картинка

После кризиса европейские политики начали разрабатывать реформы по укреплению экономического управления в Евросоюзе. Это дает им возможность сделать Европу более демократичной. Но вместо этого консерваторы усиливают дефицит демократии под предлогом сокращения бюджетных дефицитов. Этот подход неэффективен. Еврокомиссия предложила меры по усилению согласованности экономической политики. Председатель ЕЦБ Трише говорит о "необходимости выхода управления в ЕС на новый уровень" и предлагает создать независимое учреждение, входящее в состав Еврокомиссии, которое будет уполномочено применять разнообразные санкции к странам, бюджетная и макроэкономическая деятельность которых резко снижает конкурентоспособность. Даже канцлер Ангела Меркель объединилась с президентом Франции Николя Саркози в призывах укрепить экономическое управление, а президент ЕС Херман ван Ромпей организовал специальную комиссию для проведения реформы, результаты которой будут представлены позднее в этом году. Все усилия европейских консерваторов преследуют одну цель: повысить эффективность Европы, но при этом не усиляя влияния граждан.

Планировалось, что евро станет стабильной валютой. Но для этого нужно нечто большее, чем независимый центральный банк и Пакт о стабильности и росте. Европейский экономический кризис 2010 года показал, что межгосударственный способ управления Европой неэффективен. Об этом можно судить по трем основным областям экономической политики. Прежде всего, члены ЕС не могут создать общий орган для надзора за финансовым рынком Еврозоны, потому что правительство каждой страны стремится защитить "собственные" банки (которые зачастую даже не национализированы!). Предположительно, стресс-тесты должны успокоить инвесторов. Но все знают, что банки манипулируют ими, чтобы избавиться от необходимости повышать свой резервный капитал, и сохранить "конкурентоспособность". Таким образом, личные интересы мешают достижению общего блага. При разговорах о конкурентных различиях принято основное внимание уделять дефицитам текущего счета стран на юге Европы, а упоминание о профиците Германии - это табу. Но факт остается фактом: дисбалансы текущего счета в валютном союзе - неважный политический ограничитель, т.к. банки направляют сбережения всей еврозоны в самые прибыльные инвестиции. Поэтому дефицит текущего счета может указывать на приток капитала в прибыльные инвестиции, а профицит - на отсутствие таких возможностей и отток сбережений.

Также дефицит текущего счета может быть вызван потерей конкурентоспособности, которую правительство пытается компенсировать за счет повышения местного спроса, в то время как профицит может отражать преимущество в издержках и отсутствие внутреннего спроса. Следует отметить, что несогласованные национальные меры стимулирования на едином рынке присущи всему Евросоюзу, в то время как национальный долг накапливается только в государствах, ведущих активную налогово-бюджетную деятельность. Так что акцент на дисбалансы текущего счета внутри Еврозоны - это отвлекающий маневр. Гораздо более важен относительный уровень затрат труда на единицу продукции, т.е. уровень номинальных заработных плат по отношению к производительности. Но об этом почти никто не говорит, потому что размер зарплат обсуждается в пределах государства, как будто он не оказывает влияния на остальные страны валютного союза. Пришло время понять, что именно деньги, а не правовые границы юрисдикции определяют экономику страны. Еврозоне нужен единый институт для принятия политических решений, или орган экономического управления. Наконец, европейский политический аппарат охвачен истерией по поводу консолидации, в основе которой почти ничего не лежит. Однако заблуждение политических деятелей не означает, что Европа может все так же придерживаться устаревшей налогово-бюджетной политики. Совсем наоборот.

Во-первых, нужно проследить за тем, чтобы государственный долг не превышал допустимого уровня. Греческая трагедия показала, что суверенный долг может выйти за пределы национального государства. Проблемы в одной стране валютного союза неизбежно превращаются в беды всех государств-членов ЕС. Политические решения, принятые одним правительством, влияют на граждан всего Евросоюза, даже если те не могут высказаться "за" или "против", т.е. проголосовать. Отсюда следует, что государственный долг Еврозоны принадлежит всем ее жителям. Однако в ЕС нет механизма демократического выбора в отношении политик, которые оказывают влияние на всех "собственников" таких европейских "богатств".

Во-вторых, пока никто не смог доказать неплатежеспособность Греческой Республики, т.е. ее неспособность погасить свой долг. Очевидно, что финансовые рынки не желают предоставлять средства греческому правительству, но это не означает, что Греция не сможет выплатить долг за счет будущих налоговых поступлений. Кризис связан с ликвидностью, а не кредитоспособностью. Следовательно, в мае этого года Европейский совет принял верное решение, выделив 750 млрд. евро на разумных условиях странам, лишенным доступа на рынки. Но совершенно непонятно, каким образом это спонтанное политическое решение обеспечит равноценный доступ к ликвидности для всех правительств, которым она потребуется в будущем. Значит, консерваторы лукавят. Если каждое государство будет действовать само по себе, его нельзя будет защитить от того, что случилось в этом году. Необходим механизм принятия политических решений в интересах европейских граждан, а не правительств. По определению, участники Европейского совета могут представлять только небольшую долю своих граждан, а не общие интересы. Поэтому от этого института ЕС можно не ждать демократических реформ.

В-третьих, экономическая реформа может повысить благосостояние европейских граждан. Лиссабонская стратегия 2000 г. была попыткой, предпринятой социально-демократическими правительствами, разработать такую реформу. В целом она не удалась. Это объясняется не только тем, что консервативные правительства получили большинство в Европейском совете. Теория политэкономии говорит, что в больших группах возникает соблазн переложить ответственность на других и прилагать как можно меньше усилий для общего блага. В таких условиях провал систематического координирования неизбежен и препятствует внедрению политических мер в интересах большей части граждан. Следовательно, необходимо централизовать принятие политических решений, но это возможно только в том случае, если Европейский союз станет более демократичным.

Вот в чем проблема Европы. Общественное благо и общее благосостояние возможны только в том случае, если европейцы возьмутся за них вместе. Вместо этого правительства стран пытаются доказать свою независимость, утверждая, что только они могут представлять интересы "своих" людей. Подобно древним королям, они держатся за свой суверенитет, в то время как современный мир уже понял, что бразды правления находятся в руках граждан. Общество назначает правительство в качестве своего агента, который будет работать на его благо. Существует несколько видов таких агентов. Это муниципальные, региональные или федеральные органы власти. Однако у граждан Европы нет права назначать экономическое правительство, которое действовало бы в их интересах. Только демократическое европейское управление может эффективно решить экономические проблемы Европы, не принося в жертву демократию. Оно позволило бы гражданам обсуждать общие направления политики, которые затрагивают их интересы, а не подчиняться воле канцлера Германии, президента Франции или премьер-министра Великобритании. Общество смогло бы назначать представителей для выполнения своей воли, а не отдаваться на волю "независимым" экспертам и безликим бюрократам.

Реформа управления в Европе должна быть основана на демократии. Консервативные "реалисты", которым не хватает воображения представить мир, где граждане сами выбирают сферу своих интересов, невзирая на исторические и культурные различия, будут препятствовать европейской интеграции. Но в среднесрочной и долгосрочной перспективе граждане не допустят принятия налогово-бюджетных решений без учета их мнения. Никому не нужно беспринципное политиканство. Политические указания не могут заменить волю человека. Европе нужно, чтобы Еврокомиссия предложила политические меры, которые будут одобрены Европарламентом, потому что только он имеет законное право выступать от имени граждан. Именно Еврокомиссия, а не нелепый союз Меркель-Саркози должна управлять экономическим развитием. Реформа управления должна быть признана законной Европарламентом, где политические дебаты между левыми и правыми, между социалистической Европой и неолиберализмом дают избирателям право выбора. Ничто из этого не требует изменения Лиссабонского договора. Нужно всего лишь серьезно отнестись к общей законодательной процедуре (ст. 294) и включить в нее все вопросы, связанные с выработкой экономической политики. В то же время эта реформа требует политической воли. Теперь дело за "левыми" и другими прогрессивными силами, которые должны выступить против реформы консерваторов, направленной против демократии, и лишить легитимности процесс принятия политических решений в ЕС. Европейские социал-демократы должны взяться за дело и выразить политическую волю граждан, или, как говорил Вилли Брандт, "отважиться на расширение демократии" в Европе. Никто другой этого делать не будет.

Стефан Коллиньон

Подготовлено Forexpf.ru по материалам издания Social Europe

евро картинка
евро картинка
профинанс
профинанс

forexpf.ru