Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

Ликвидация кризиса на высшем уровне

кризис
кризис

Самый крупный в истории финансовый кризис покинул частный сектор и подбирается к государственному. В лучшем случае пострадает восстановление европейской экономики, так как падающий евро негативно влияет на рост в ключевых странах. В худшем случае разрушение единой валюты или волна беспорядочных дефолтов может дестабилизировать финансовую систему и ускорить двойную рецессию. Как мы докатились до такой жизни? Начиная с 70-х гг. финансовая либерализация и инновация ослабили требования к предоставлению займов в государственном и частном секторах. Домохозяйства в промышленно развитых экономиках с вялыми темпами роста реального дохода могли использовать долговые обязательства, чтобы жить не по средствам. Процесс стимулировался слабым регулированием, готовностью МВФ и правительств тратить нереальные суммы на спасение попавших в долговую беду компаний в период все более частных и тяжелых кризисов, а также мягкой монетарной политикой 90-х гг. С началом 21 века этот список пополнился политической поддержкой демократизации кредитования и домовладения. Чтобы оправдать мировой экономический рост, ставший следствием раздутого долга началась смена парадигм: переход от холодной войны к вашингтонскому консенсусу (Прим. Profinance.ru: тип макроэкономической политики, которую ряд экономистов рекомендуют к применению в странах, испытывающих финансовый и экономический кризис); возобновление интеграции развивающихся рынков в мировую экономику; высокий рост и низкая инфляция по принципу "Goldilocks" (Прим. Profinance.ru: Goldilocks - термин используется в отношении не слишком ограничительной и не слишком мягкой политики, обеспечивающей умеренный рост экономики и низкие темпы инфляции); сильно раздутое взаимодействие в Европе перед образованием валютного союза; быстрая финансовая инновация. Результатом стало чрезмерное потребление в странах с дефицитом платежного баланса и стремительный рост экспорта в государствах с активным платежным балансом, при этом последние стали для первых источником финансирования. Рост мировой экономики и производительности, корпоративные прибыли, доходы и благосостояние домохозяйств, государственные доходы и расходы на время значительно превысили равновесные уровни. Подмена действительного желаемым привела к тому, что цены на активы поднялись к абсурдным максимумам, а премии за риск достигли невероятных минимумов. А когда пузыри активов и кредитов лопнули, стало ясно, что предел темпов роста оказался ниже, чем считалось. Теперь страны всего мира пытаются перекредитоваться, чтобы национализировать убытки частного сектора. Но, в конечном счете, государственный долг станет бременем для частного сектора: государства существуют благодаря налогообложению доходов и богатств частного сектора или за счет конечного налога с капитала в виде инфляции или открытого дефолта. Со временем государства также будут вынуждены отказаться от заемных средств. В противном случае государственный долг просто взорвется, ускорив кризис государственного и частного секторов. Это уже происходит на передовой кризиса в виде проблем суверенного долга в Еврозоне. Первой на краю пропасти оказалась Греция. Ирландия, Португалия и Испания неотступно следуют за своей европейской соседкой. Италия пока не входит в число потенциальнло неплатежеспособных заемщиков, однако, она также столкнулась с рисками дефолта. Даже во Франции и Германии растут дефициты государственных бюджетов. Великобритания уже начинает сокращать бюджетный дефицит. В конце концов, и США придется провести сокращение дефицита бюджета. В начале кризиса государства действовали в унисон в своем намерении восстановить доверие и экономическую активность. После произошедшего в 2008-2009 годах краха образовалась Большая Двадцатка - мы все были в одной лодке, которая быстро шла ко дну. Но в 2010 году национальные интересы вновь одержали верх. Теперь координация отсутствует: Германия в одностороннем порядке вводит запрет на короткие продажи, а США проводят свою собственную реформу финансового сектора. Страны с активным платежным балансом не хотят стимулировать потребление, а государства с дефицитом платежного баланса формируют устойчивый государственный долг.

Еврозона является наглядной иллюстрацией того, как не следует реагировать на системный кризис. Страны-участницы начали действовать в одиночку, когда в 2008 году раздробили общеевропейские банки вдоль национальных границ. После долгих колебаний и отрицания греческой проблемы лидеры стран сумели-таки ошеломить рынки демонстрацией своей силы - программа помощи на сумму ?750 млрд. укрепила доверие на один день. Но правила перестали существовать. Спасение государств узаконено статьей договора об освобождении от ответственности, действующей в рамках положения о "непредоставлении помощи" и предназначенной для обстоятельств форс-мажор, а не при искусственно созданном долге. Европейский центральный банк начал скупать государственные облигации через несколько дней после того, как утверждал, что не сделает этого. Напряженность на франко-германской оси вполне очевидна. Вместо локальных мер, направленных на ликвидацию трудностей в балканском регионе, нужно комплексное решение этой глобальной проблемы.

Во-первых, Еврозоне необходимо принимать совместные действия. Необходимо дерегулировать, либерализовать, реформировать южную часть региона и поддержать спрос на севере, чтобы восстановить динамизм и рост; ослабить монетарную политику с целью предотвратить дефляцию и стимулировать конкурентоспособность; внедрить механизмы реструктуризации суверенного долга для ограничения морального риска при оказании помощи; а также заморозить экспансию Еврозоны. Во-вторых, кредиторам нужно принять удар на себя, а должникам подстроиться под новые правила. Это проблема платежеспособности, и она требует грандиозного регулирования. Греция - это вершина айсберга: банки в Испании и Европе в целом стоят по колено в плохих долгах, США испытывают трудности с жилой недвижимостью, а во всем мире сохраняются проблемы в секторе коммерческой недвижимости. В-третьих, пришло время радикальной реформы финансов. Большинство предложенных решений недостаточны или неуместны. Крупные финансовые институты должны быть разбиты на более мелкие, так как они слишком огромны, взаимосвязаны и сложны для управления. Все необходимые услуги в рамках традиционной и инвестиционной банковской деятельности, деятельности хеджевых и взаимных фондов, услуги по страхованию инвесторы и потребители могут получить в специализированных фирмах. Необходимо вернуться к закону Гласса-Стигалла. И, наконец, необходимо восстановить равновесие в мировой экономике. Странам с дефицитом платежного баланса нужно стимулировать сбережения и инвестиции, а государствам с активным платежным балансом - поощрять потребление. Компенсацией за фискальную и финансовую реформу в странах с дефицитным платежным балансом должно стать дерегулирование рынков товаров, услуг и труда в целях поддержки доходов в профицитных странах.

Нурель Рубини - основатель и глава Roubini Global Economics. Арнаб Дас - исполнительный директор маркетинговых исследований и стратегии в RGE

По материалам The Financial Times

Financial Times
Financial Times
профинанс
профинанс

forexpf.ru