Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

Нежелательные последствия преждевременного финансового ужесточения

последствия ужесточения
последствия ужесточения

Снова раздаются призывы последователей старой экономической религии: раскайтесь, пока не поздно; расплата за финансовые грехи - смерть. Но пришло ли время для экономии? Сомневаюсь. По крайней мере нужно признать наличие рисков: отсрочка экономии угрожает инфляцией и даже дефолтом; преждевременная экономия может привести к рецессии и даже дефляции. Мы едва пережили крупнейший финансовый кризис в истории, и теперь должны признать, что вероятность спада очень высока. По мнению некоторых экспертов, экономика всегда находится в равновесии, что, по словам вольтеровского д-ра Панглосса, означает "все к лучшему в этом лучшем из миров". Другие, во главе с Эндрю Меллоном, министром финансов США при Герберте Гувере, утверждают, что после большого кредитного бума нужно "ликвидировать рабочие места, ликвидировать биржи, ликвидировать фермеров, ликвидировать недвижимость…это позволит очистить систему".

Я обращаюсь не к представителям этих групп. А к тем, кто осознает, что прошлые ошибки привели мировую экономику в состояние глубокого кризиса, и к тем, кто хочет как можно быстрее выбраться оттуда. Тем не менее, здравомыслящие люди полагают, что сейчас наибольшая опасность связана с отсрочкой финансового ужесточения. И тому есть несколько причин. Во-первых, они опасаются, что после Греции, Португалии и Испании финансовые рынки вскоре набросятся на Великобританию и даже США; во-вторых, они считают, что дефициты вытесняют частные расходы, необходимые для восстановления; в-третьих, они утверждают, что большие дефициты должны привести к инфляции; и, наконец, они полагают, что финансовые дефициты не смогут поддержать спрос. Посмотрите, в каком положении мы оказались, пытаясь достичь финансового баланса по инициативе покойного Винни Годли. Поэтому нужно разобраться в поведении частного сектора. Согласно последним прогнозам Международного валютного фонда, в 2010г. прибыль частных секторов всех стран с высоким доходом значительно превысит расходы. Данный прогноз составлен с учетом ВВП в 7.8% для всех этих стран в целом, 12.6% для Японии, 9.7% для Великобритании, 7.7% для США и 6.8% для Еврозоны.

Одним словом, мировой частный сектор охвачен эпидемией бережливости, как раз как рекомендуют многие доктора, специализирующиеся на экономике. Однако такая экономность приводит либо к образованию профицитов, либо дефицитов текущего счета. Из этих стран профициты накопили только Германия и Япония. Остальные импортируют капитал. Соответственно, в этих странах появятся финансовые дефициты, которые превысят размер профицита в частных секторах. Как утверждают некоторые наиболее истеричные товарищи, нас захлестнула волна убытков. Что было раньше - сокращение в частном секторе или финансовые дефициты? Ответ: первое. Что касается США, то значительное смещение баланса в частном секторе между четвертым кварталом 2007г. и вторым кварталом 2009г. - переход от дефицита в 2.2% ВВП к профициту в 6.6% - совпало с финансовым кризисом. Одновременное падение совокупного спроса и долгосрочных процентных ставок, показывает, что обвал частных расходов привел к финансовым дефицитам. Дикое поведение частного сектора спровоцировало дикую реакцию общественности.

Недавно Джеффри Сакс из Колумбийского университета написал в колонке FT, что необходимости в финансовых стимулах не было: было бы достаточно и монетарной политики. Не соглашусь. Несмотря на самую жесткую монетарную политику в истории, частные секторы накопили огромные профициты. Монетарная политика пыталась сделать невозможное. Финансовые противовесы - преимущественно благодаря внутренним финансовым стабилизаторам, а не дискреционным стимулам - помогли поддержать спрос во время кризиса. Однако их оказалось недостаточно, даже при монетарной поддержке, для предотвращения глубоких рецессий. Трудно согласиться с утверждением, что стимулы были не нужны. Легче поверить в то, что они были слишком незначительными, при этом еще и неправильно ориентированы. Как быстро нужно устранить дефициты? Следует признать, что здесь есть некоторая опасность: сокращение государственных расходов не приведет автоматически к увеличению частных расходов. Неудачное сокращение структурного дефицита, напротив, может вызвать рост циклических финансовых дефицитов, что либо приведет к застою, либо к уменьшению частных профицитов только потому, что прибыль сократилась даже быстрее, чем расходы. Любой исход не предвещает ничего хорошего. И здесь ничего нельзя исключать.

Пока в сфере производства сохраняется спад, маловероятно, что финансовая поддержка приведет к инфляции. Она также не спровоцирует спад в частном секторе, а скорее будет способствовать его росту. Но вопрос в том, можно ли профинансировать дефициты. На мой взгляд, да. Запомните, если частный сектор накапливает финансовые профициты, он должен покупать долговые требования к частному сектору, если только весь развитый мир не намерен накопить огромные внешние профициты. Действительно, частный сектор может тщательно выбирать среди правительств. Однако маловероятно, что он уйдет, по крайней мере, из США. Пока ничто не говорит об этом. Проблема для проживающих на периферии европейцев заключается в том, что у них мало шансов восстановить рост в ближайшее время. Рынки не верят в политическую устойчивость кающейся экономики. Волнуют не финансовые дефициты, а неспособность избавиться от них.

Самая эффективная политика - объединить меры по обеспечению устойчивого роста спроса в ближайшее время, ограничив огромные дефициты в долгосрочной перспективе. Одно другому не мешает. Почему это должно вызывать такие трудности? Тем не менее введение в Европе строгой финансовой экономии в данный момент вызвало бы серьезные разрушения и спровоцировало бы политику разорения соседа в отношении несчастных Штатов. Как отметил Фред Бергстен из Института международной экономики им. Петерсона в Вашингтоне, такая политика может быть очень опасной. Поэтому, преждевременное финансовое сокращение, которое вовсе не способствует стабилизации, угрожает дестабилизацией мировой экономики. В таком случае решение превратить Еврозону в большую Германию рассматривалось бы как торговая война против США. Сколько последние стали бы мириться с притворством профицитных стран, которые обвиняют заемщиков в дефицитах, к образованию которых неизбежно приводят их собственные профициты? Думаю, недолго, по крайней мере сейчас, когда американское правительство стало мировым заемщиком последней инстанции. Да, я понимаю, что огромные финансовые дефициты заставляют людей нервничать. Я также понимаю желание обеспечить реальную кредитоспособность. Однако слепое следование финансовым правилам и игнорирование происходящего в частном секторе или во внешних балансах - путь к разочарованию и политическому конфликту. Приветствуется финансовая стабилизация, направленная на рост. А преждевременная финансовая стабилизация, подрывающая его, - очередная одна глупость.

Мартин Вулф

По материалам The Financial Times

Financial Times
Financial Times
профинанс
профинанс

forexpf.ru