Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

Новая волна кризиса

Как три агентства провоцируют новый кризис

По мере приближения второй волны кризиса, новости экономической тематики прочно поселились на первых полосах газет, сайтов и даже на телевидении

новый кризис
новый кризис

По мере приближения второй волны кризиса, новости экономической тематики прочно поселились на первых полосах газет, сайтов и даже на телевидении. А вместе с ними в нашу жизнь вошли новые, доселе ведомые только профессионалам финансового мира, слова – Fitch, Standard and Poor's и Moody's, вместе составляющие "большую тройку" рейтинговых агентств.

И как-то совсем незаметно случилось так, что последнее своим звучанием все реже вызывает ухмылку у среднестатистического россиянина, а все чаще – тревогу за завтрашний день. Рейтинговые агентства упрекают в "раскачивании лодки", их влияние обсуждают главы крупнейших государств, их действия порой стоят миллиарды очень конкретных долларов. Но как всего три компании получили такую власть над рынками, и почему вдруг хвост начал вилять собакой? А самое главное – почему им все это сходит с рук?

Мы помогаем людям

Для того чтобы ответить на этот вопрос, стоит обратиться к истокам нынешних монстров рэнкинга компаний, банков и целых государств. Начиналось все, как водится, с самых благих намерений и так давно, что с позиции 2011г. кажется и вовсе неправдой.

Более 150 лет назад в США шло активное строительство железных дорог с привлечением государственного и частного капитала. Подрядчиками выступали все кому не лень, мошенников на рынке было видимо-невидимо, и у инвесторов в Дикий Запад возникали вполне резонные опасения, что их денежки запросто могут потеряться, если их доверить не тем людям.

Именно тогда Генри Пур выпускает свою "Историю железных дорог и каналов США", в которой делает попытку собрать и систематизировать финансовую и операционную отчетность компаний, работающих в отрасли (на тот момент - системообразующей в стране). Дело пошло, сборник стал ежегодным и даже авторитетным. К 1868г. его тираж уже насчитывал 2,5 тыс. экземпляров, а стоил он 5 долл. – внушительно, но доступно (примерно столько в те времена, к примеру, обходился съем комнаты в Нью-Йорке на неделю). Впоследствии из этого бизнеса вырастет империя Standard & Poor"s (S&P).

История Moody"s началась спустя несколько десятилетий, когда возник фондовый рынок, и инвесторам опять же понадобилась оценка рисков, но уже в области заемщиков и ценных бумаг. Тогда в 1900г. Джон Муди выпускает свой справочник, где нудно и подробно приводит статистику по акциям, облигациям и эмитентам ценных бумаг, а уже через несколько лет начинает предлагать услуги по оценке рисков вложений в те или иные инструменты.

Примерно тем же самым в 1913г. начал заниматься и Джон Фитч – основатель Fitch Ratings. Ему удалось заполучить в клиенты Нью-Йоркскую фондовую биржу (NYSE) и в сжатые сроки добиться авторитета для своих альманахов со статистикой и оценками рисков по ценным бумагам.

Так сформировались три будущих монстра рейтингов, которые уже к 20-м годам XX века захватили 90% этого рынка – сначала в США, а затем и мирового. "Большая тройка" изначально просто помогала людям: оценивая риски (от минимального ААА до максимального D), агентства сигнализировали о степени благонадежности заемщика или компании, служа надежным ориентиром в мире капитала. К 1975г. они получают официальный статус статистических рейтинговых организаций от Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) США и прочно держат рынок, несмотря на появление мелких конкурентов.

Дорогие просчеты монополистов

Заняв практически монопольное положение, три агентства начали хорошо зарабатывать – и если в самом начале сборники рейтингов составлялись бесплатно, то вскоре банкам и предприятиям пришлось оплачивать услуги аналитиков "тройки", чтобы те присвоили им рейтинг. А как иначе, если его наличие стало необходимым инструментом для привлечения капитала, выхода на биржу и даже просто элементом престижа? Платили все, даже государства, и деньги текли рекой.

Но чем сильнее возвышались три ведущих агентства, тем дороже обходились их ошибки всем остальным. Тревожным звоночком стал азиатский кризис 1997-1998гг. – тогда выяснилось, что составленные для развитых стран методики расчета рейтингов (кстати, засекреченные от широкой и даже узкой публики) совершенно не подходят для стран развивающихся. Агентства сделали выводы и подкорректировали методики, но клиенты к тому моменту уже потеряли свои миллионы и миллиарды долларов.

Аналитики Moody"s, S&P и Fitch не менее эффектно сели в лужу и в случае со скандально известной Enron, которая лишилась рейтинга инвестиционной категории лишь за несколько дней до своего банкротства. Тот же номер повторился с кризисом "дот.комов" и даже с относительно недавним Lehman Brothers, который стал точкой отсчета в первой волне мирового финансового кризиса 2008-2009гг. И снова – потерянные миллиарды и сотни обманутых в своих ожиданиях инвесторов, ориентировавшихся на рейтинги "большой тройки".

Однако монополизм – хорошая штука, позволяющая сделать так, чтобы все было и за это ничего не было. Агентства молча признали свои ошибки, получили порцию критики от правительства и прессы, но от их услуг никто не отказался: слишком прочной оказалась система, в которой так и не выросла альтернатива.

Впрочем, совсем уж без последствий не обошлось. Американские власти заинтересовались ролью рейтинговых агентств в кризисе ипотеки категории subprime, с которой и начался обвал системы. Основными виновниками были банки, которые упаковывали рисковую ипотеку в сложные финансовые продукты для дальнейшей продажи, но именно Moody"s, S&P и Fitch присваивали им наивысший инвестиционный рейтинг, делая конфетку понятно из чего. В отношении агентств было начато расследование, которое пока ничем не закончилось.

Провоцируя новый кризис

Если в случае с кризисом 2008г. три агентства записали в пособники, то с наступлением второй волны они вполне себе могут стать виновниками или по крайней мере полноценными действующими лицами кризиса. В свое время газета New York Times написала, что после окончания холодной войны в мире осталось всего две известные державы – США и Moody"s. Первое может задавить государство своей военной мощью, а второе – обескровить его финансы и пустить по миру, просто понизив рейтинг.

Первым поиграть мускулами по-крупному решило агентство S&P, лишив США наивысшего рейтинга в августе этого года. Произошло это впервые в истории и спровоцировало самую настоящую панику, а также обвал на всех видах бирж, который продолжался долгие три недели и вылился в триллионные потери инвесторов. Именно тогда во весь рост встал вопрос о влиянии, которое получили в условиях хрупкого восстановления после кризиса рейтинговые агентства.

Словно почувствовав свою силу, "большая тройка" усердно принялась за переживающую не самые лучшие времена еврозону. Начав с малого (рейтингов Греции, потом Ирландии и Португалии), Moody"s, S&P и Fitch по мере разрастания кризиса разошлись и взялись за рейтинги Испании, Италии, а теперь и Румынии.

При этом уже неясно, что (или кто) именно провоцирует кризис, и что идет сначала, а что потом. В обычной ситуации рейтинговые агентства просто фиксируют ухудшение ситуации снижением рейтинга. Однако сейчас, похоже, они бегут впереди паровоза, своими действиями провоцируя дальнейшее разрастание кризиса.

Схема здесь простая: в условиях кризиса европейского госдолга, когда инвесторы теряют доверие к странам-заемщикам, агентство снижает суверенный рейтинг страны. Доходность гособлигаций при этом растет, займы становятся дороже и все менее доступными. Ситуация с деньгами ухудшается с каждым днем, и агентство… снова снижает рейтинг. Хвост завилял собакой.

Удар за ударом

В этот порочный круг уже попали Греция, оказавшаяся на грани дефолта, и множество других проблемных стран. При этом агентства не стесняются распространять тревожные аналитические записки о возможном снижении рейтинга Франции, Бельгии и других, ранее вполне благонадежных стран. Иногда слова подкрепляются делом (как на днях с бельгийцами), иногда выдается фальстарт (как пару недель назад с Францией, когда сообщение о снижении рейтинга было опубликовано якобы "по ошибке").

Рынки крайне нервно реагировали на большую часть подобных действий, и европейские власти забили тревогу. Представители Еврокомиссии прямо обвинили рейтинговые агентства в скоординированной атаке на ЕС и "раскачивании лодки". Однако те и в ус не дуют, продолжая еженедельно наносить удар за ударом и нагнетать обстановку.

Возросшее влияние рейтинговых агентств хорошо иллюстрирует недавний визит группы аналитиков Moody"s в Австрию. В сложившихся обстоятельствах министр финансов более чем кредитоспособной (с рейтингом ААА) страны Мария Фектер не поленилась встретиться с делегацией агентства, после разговора с членами которой поспешила с удовлетворением заявить, что наивысшему рейтингу Австрии ничего не угрожает.

В результате получается, что практически весь мир оказался на крючке у трех рейтинговых агентств. Их власть настолько велика, что они втроем способны затопить (или заметно ослабить) экономику всего ЕС, не говоря уже о возможностях, которые дают им их полномочия для игры, к примеру, на рынке. И это не может не беспокоить власти различных государств, которые вносят изменения в регулирование, стараясь хоть немного снизить влияние этих монополистов рейтингового рынка.

Однако попытки ограничить влияние агентств ни к чему в целом не приводят. Правила игры не меняются, инвесторы продолжают слепо верить нарисованным рейтингам, а сама "большая тройка" продолжает вести свою игру и дергать весь мир за ниточки – как всегда, совершенно безнаказанно.

Александр Гаспарян, РБК

агентство Moody's
агентство Moody's

Видео 1

с rbc ru / РБК ру