Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Пируэт Меркель, или Немцы убили мечту о европейском супер-государстве?

ЕС
ЕС

После недель евро-блефа растет вероятность того, что именно МВФ спасет Грецию, равно как и другое государство, пострадавшее от неправильной монетарной политики.

Лидеры Германии и Голландии как раз вовремя пришли к выводу, что они не могут игнорировать волю своих суверенных парламентов и спасать страну, которая скрывала факты относительно своего дефицита, а также рисковать попасть под судебное разбирательство, так как оказание помощи будет нарушением положения статьи 125 Лиссабонского договора.

Канцлер Ангела Меркель остановилась у Рубикона. Как и премьер-министр Голландии Ян Петер Балкененде, который является руководителем разваливающегося правительства, которое вскоре ждут выборы, крайне правый лидер страны Герт Вилдерс является второй политической силой, а парламент категорически заблокировал законопроект выдачи займов Греции.

Неспособность лидеров ЕС вместе выработать приемлемый план помощи, если именно это случится на саммите в Брюсселе на этой неделе, полностью изменит язык выступлений. Глава Еврогруппы Жан-Клод Юнкер заявил в прошлом месяце, что подобный исход подорвет доверие к монетарному союзу. Это, без сомнения, меняет многие понятия.

Не будет неизбежного движения к финансовому федерализму; не будет министерства финансов или экономического правительства в рамках ЕС; не будет долгового союза. Это Сталинград для сторонников федерализма и учреждений управления ЕС.

Я помню, как Йошка Фишер, вице-канцлер Германии, заявил членам Европарламента десять лет назад, что создание еврозоны это "квантовый скачок…, создающий непреклонную логику федерализма". Подобные взгляды тогда были в моде.

Любой евро кризис заставит Европу создать необходимый механизм для борьбы с ним, что станет катализатором создания полноценного союза. Однако настал момент истины. Квантового скачка не получилось. Вместо этого получился пируэт Меркель.

Париж нервно следит за ситуацией. Как писала Le Monde на прошлой неделе, "за вопросом оказания помощи Греции стоит соперничество двух концепций развития Европы Франции и Германии". Игра складывается не в пользу "Синих". Основная цель введения евро для Министерства иностранных дел Франции была загнать Германию в экономический союз. Вместо этого мы получили распад.

Лидеры ЕС еще могут организовать помощь, чтобы не пускать МВФ, но эта шансы быстро сокращаются. Даже Италия перешла в лагерь про-МВФ, зная, что в этом случае платить за помощь будут США, Япония, Британия, Россия, Китая и Саудовская Аравия, и это облегчит положение Рима.

Кроме того, слишком много было сказано за прошедшую неделю, и слова обратно не возьмешь. Выступление г-жи Меркель в Бундестаге было эпохальным, дерзкое предупреждение о том, что впредь Германия будет преследовать свои национальные интересы в рамках ЕС. Также она призвала изменить соглашение так, чтобы государства, нарушающие финансовые правила можно было исключать из еврозоны. Итак, в отношении евро больше ничего не кажется постоянным.

Немного позже член правления Бундесбанка Тило Саррацин ляпнул, что если Греция не сможет выплатить долги, "она должна сделать то, что делает любой должник и подать заявление о банкротстве. Это станет достаточно пугающим примером для всех других потенциально нестабильных государств", отметил он, многозначительно исключив Францию из этого списка.

Доктора Саррацина нужно закрыть в психушке. Подобное легкомыслие привело к коллапсу Lehman, после которого потребовалось спасать половину мировой финансовой системы. Дефолт одной только Греции может оказать в два раза более сильное влияние, чем дефолт Аргентины и России одновременно. Цепная реакция в Средиземноморском клубе мгновенно вызовет второй банковский кризис.

Некоторые подозревают, что ультра-ястребы в Германии хотят обострить кризис Е-16, считая, что откладывать его - это даже хуже. Как еще можно интерпретировать выступление на прошлой неделе Юргена Штарка, представителя Германии в ЕЦБ, который призвал ужесточить монетарную политику, чтобы предотвратить рост инфляции.

Это тревожный признак. Чистая инфляция в еврозоне выросла на 0,9% в феврале, минимальный рост с начала наблюдений. Она может снизиться далее, так как рост цен на нефть компенсируется падением других цен. Денежная масса М3 снижается в течение года. Бизнес кредитование сокращается на 2,7%.

Итак, ЕС недостаточно обязать Грецию сократить дефицит на 10% от ВВП, Испанию на 8%, Португалию на 6% и Францию на 5% в течение трех лет, ему нужна доза монетарной политики 1930-х, а также превратить жизнь этих государств в ад.

Как бы то ни было, премьер-министр Греции Георгиос Папандреу заявил, что его страна страдает с обеих сторон - она выполняет требования МВФ по сокращению расходов, но не получила кредитов фонда, которые могут быть выданы под небольшой процент 3,25%. Так за что же эта страна должна использоваться как "подопытная крыса" (слова Папандреу) фракциями ЕС, которые не могут договориться между собой?

Возможности МВФ также ограничены. Максимальный кредит, который фонд может выдать Греции, это в 12 раз выше квоты, что недостаточно, чтобы страна смогла пережить июнь. Стандартное "лечение" МВФ - девальвацией невозможно в составе еврозоны. Так что Греции придется жить с госдолгом, который может вырасти до размеров 135% от ВВП, погрязшей в кризисе, из которого она не может выбраться.

Более страшная правда, которую мало кто хочет знать, это то, что сегодня Е-16 устроена так, что Берлину придется делать для Греции и Средиземноморского клуба то, что он делал для Восточной Германии, то есть выплачивать огромные субсидии в течение десятилетий. События прошлой недели показали, что Германия ничего такого делать не собирается.

Позвольте мне объяснить. Я не обвиняю Грецию, Италию или Испанию за то, что случилось. Ни один из Центробанков не пытался также героически, как Банк Испании сгладить негативное влияние реальных процентных ставок, но макроэкономическая политика монетарного союза свела эти усилия на нет.

Не виню я и Германию, которая великодушно согласилась отказаться от немецкой марки, чтобы сохранить политическое равновесие. Это была цена, которую потребовала Франция в обмен на благосклонное отношение к воссоединению после падения Берлинской стены.

Я обвиняю элиту ЕС, что она начала это проект, преследуя недостойный цели - часть ее из цинизма, часть из гегелевского абсолютизма, игнорируя экономическую антропологию Европы и правила здравого смысла. Она должна понести ответственность за депрессию.

Амброуз Эванс-Причард

The Telegraph

греция
греция
akmos
akmos

akmos.ru