Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Почему народ не верит "Хитрому обманщику"

Великобритания
Великобритания

Переписывание истории не может спасти премьер-министра или Британию от его промахов.

Итак, решающий момент настает. После месяцев подготовки мы вскоре узнаем итог соревнования между двумя резко контрастирующими стилями.

С одной стороны хулиган, который уже переживал взлеты и падения, и чьей стойкостью невозможно не восхищаться. С другой стороны его соперник - гладкий, лощеный, уважаемый, но еще не любимый нацией.

Да, осталось всего 7 дней до начала конного фестиваля в Челтенхэме, где определится лучший наездник.

Если бы наши политики могли также притягивать внимание, явка на выборы бы не сокращалась. Противостояние между Гордоном Брауном и Дейвидом Кэмероном не дотягивает до Золотого кубка ни по добросовестности, ни по достоверности.

Со вторника по пятницу на следующей неделе внимание многих в бизнесе и политике переключится с попыток поймать правительство на обмане на это спектакль, где разыграется настоящая битва.

Челтенхэм в середине марта поднимает настроение, и является прекрасным способом отвлечься от мрачных перспектив принятия мер по сокращению долга, политических дебатов на ТВ и другого маневрирования перед днем выборов.

С бравадой, которую можно ожидать только от того, чей эмоциональный интеллект был погребен в склепе самообмана, премьер-министр объявил на этой неделе, что бюджет будет принят 24 марта.

Кажется, что его комментарии насчет своей "личности" были написаны комиком, которому был нужен новый материал.

"Плохо ли, хорошо ли, со мной вы что видите, то и получите", заявил г-н Браун. Эта фраза так расходится с реальностью, она настолько ложна, насколько нелепа, что даже не знаешь, с чего начать ее опровергать.

Это тот же господин Браун, чьи показания о войне в Ираке не получили должного внимания командующих армией как "неискренние"? Тот же г-н Браун, который напустил "слуг дьявола" на собственного министра финансов?

Когда события бросают вызов мировоззрению премьер-министра, он всегда может на удивление легко их подкорректировать. История его не беспокоит, так как он ее либо игнорирует, либо переписывает. Ни один из британских лидеров на моей памяти с таким энтузиазмом действительность не искажал.

Наиболее вопиющее злоупотребление нашим доверием в речи Гордона Брауна - "больше не будет бумов и спадов" - из его речи было убрано. Вместо этого там осталось утверждение, что это его гений спас нас от разрушительного воздействия обвала, вызванного падением американской экономики. Вместо того, чтобы искупить вину за свою расточительность, он пытается эту расточительность рекламировать. Финансовая катастрофа выдается за тактический триумф: его триумф.

"Я вас не подведу", обещает господин Браун. Слишком поздно сынок, уже подвел.

Когда на кону так много - необходимо создать новые иллюзии и заполучить голоса избирателей - мало шансов, что премьер-министр позволит г-ну Дарлингу составить бюджет в интересах Британии.

Но так не должно было быть. Для тех, кто еще молод или имеет короткую память: давайте вернемся на 12 лет назад. Г-н Браун, в ту пору министр финансов, готовил свой первый полный бюджет, и я пришел в министерство взять у него интервью.

Лейбористы были у власти меньше 12 месяцев, однако все внешние признаки были многообещающими. Инфляция была под контролем, безработица снижалась, фунт был силен, как и фондовый рынок.

Заходя в его офис, я заметил на столе книгу экономиста Эдмунда Фелпса "Работа, которая вознаграждает". В тот момент я не понял иронии.

Темой министра финансов была финансовая ответственность. Если бы только я тогда знал то, что мы все знаем сейчас. К моему большому сожалению, слишком много раз я не пытался поставить под сомнение его заверения в собственной компетентности.

Он заявил мне: "Выплаты процентов по национальному долгу составляют 25 млрд. фунтов год. Мы тратим на это больше, чем на школы или обеспечение правопорядка, и лейбористское правительство будет бороться с этой ситуацией. Потребность госсектора в заемных средствах составила 23 млрд. фунтов в прошлом году. Мы планируем постепенно ее снизить".

Затем, когда разговор коснулся Тори, г-н Браун сказал: "В 1992 они (консервативное правительство) прогнозировали сокращение дефицита, а к 1996 он достиг 50 млрд. фунтов. Я не позволю, чтобы страна вернулась в подобное состояние… Мы не допустим ситуации, когда неразумные решения, основанные на неверных интерпретациях, заставили бы нас повысить расходы до такого уровня, который мы не может себе позволить".

К сожалению, именно это он и допустил в конце концов. На фоне дефицита в 180 млрд. фунтов и ежегодных долговых выплат, которые могут достичь 40 млрд. фунтов (больше, чем мы тратим на оборону), тот бардак, который, по выражению Брауна, оставил его предшественник, кажется просто прекрасным наследством. Трудно поверить, но на тот момент мы просто не понимали, насколько хорошо обстоят дела.

В начале своей карьеры не без помощи неожиданных доходов в 23 млрд. фунтов, вырученных от продажи лицензий на предоставление услуг 3G, г-н Браун очень ответственно относился к госфинансам. Но к 2002 году после второй победы лейбористов на выборах он расслабился.

В каждом из его пяти бюджетов между 2003 и 2007 годами перерасход составлял более 30 млрд. фунтов, так что долгов набежало примерно 160 млрд.

Более того, обещание, которое он дал мне в 1998 году - создать "основу для долгосрочного промышленного и экономического процветания", ни к чему не привело.

При лейбористах занятость в секторе обрабатывающей промышленности Британии сократилась очень сильно: примерно на 1,7 млн. с 1997 года. В том году сектор составлял 20,9% от ВВП страны. К моменту последних выборов его доля сократилась до 13,6%. Сегодня она еще ниже.

С момента моей встречи с г-ном Брауном в 1998 другие ключевые индикаторы развернулись в противоположном направлении: безработица выросла, налоги выросли, социальное страхование выросло, общая сумма заимствований (государственных и личных) - выросла, как и дефицит пенсионного фонда.

Даже с учетом девальвации фунта на 25% (против валютной корзины) за прошедшие 3 года, дефицит торгового баланса Великобритании в январе достиг 8 млрд.фунтов. Ну и где обещанный Брауном рост конкурентоспособности?

Между 2000 и 2010 годами ежегодные расходы правительства возросли вдвое до 700 млрд. фунтов. Чтобы вернуть госфинансы Британии в норму, бизнес лобби-группы, Конфедерация британской промышленности и Институт директоров, а также главы крупных компаний, например сэр Стюарт Роуз, глава Marks & Spencer's, требуют скорейших действий по сокращению госрасходов.

Получат ли они желаемое? Вряд ли, если выборы вновь выиграют лейбористы.

В этом году в забеге в Челтенхэме есть один участник под именем "Хитрый обманщик". Вам никогда не казалось, что именно он управляет нашей страной?

Джефф Рэндалл

The Telegraph

фунт
фунт
akmos
akmos

akmos.ru