Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Пора расхлебывать кашу

каша
каша

Политики готовы действовать, а экономика готова к изменениям.

Комментарии по поводу масштабов финансового регулирования после выборов постепенно меняют представления людей. Но как было замечено, никто из ведущих политиков действительно не осознает, что произойдет. Мы и, конечно, избиратели развитого мира хотим, чтобы через 10 лет выборы были иными. Как нам это удастся, не столь очевидно. Если на минуту отвлечься от Великобритании, станет ясно, судить о пути развития правительств в мире можно на основании ситуация в южно-европейских странах - от Португалии до Греции. Такое же положение, как в Греции, сложилось в Португалии и Испании, и нужно опасаться, что от похожих проблем пострадает и Италия. Так случилось, что я находился в Испании, когда стало известно о понижении рейтинга долговых обязательств страны и росте безработицы до 20%. И хотя сложно обобщить все мнения, в словах представителей деловых кругов, с которыми я разговаривал, определенно сквозило опасение, что спрос на их продукцию восстановится только через какое-то время. Единственным средством для продвижения стал экспорт; у местных жителей не было лишних средств, которые можно было потратить.

Однако сократить финансовые дефициты должны не только эти южные европейские государства. На выборах в Британии этой проблеме было отведено центральное место. Президент Обама признал необходимость изменений в США, тогда как глава ФРС Бен Бернанке был вынужден рассказать о нерациональных источниках американских дефицитов. Однако самую здравую мысль я услышал в Швеции в начале года, когда ведущие политики из правительства и оппозиции пришли к выводу о необходимости достаточного укрепления государственных финансов, чтобы выдержать давление следующей рецессии, так как в будущем наверняка еще будут рецессии. Это стало проявлением дальновидности в условиях ее повсеместного отсутствия. Однако именно такой подход оправдает себя в следующие несколько лет. Одно из долгосрочных последствий греческого кризиса заключается в том, что страны должны действовать гораздо быстрее в плане сокращения дефицита, чем они делают сейчас. Причина в том, что политики утрачивают контроль, позволяя другим диктовать условия. Поэтому нужно опережать рыночные ожидания или получать внешнее одобрение своих планов. Вот почему я надеюсь, что следующее британское сможет заручиться поддержкой Международного валютного фонда в отношении своего плана сокращения дефицитов.

В таком случае возникает ряд вопросов. Не помешает ли восстановлению сокращение дефицитов? Трудно дать ответ на этот вопрос. Базовая экономическая теория предполагает движение по двум направлениям. С одной стороны, государственные расходы, финансируемые за счет займов, способствуют повышению общего спроса в экономике. С другой, в какой-то момент увеличение займов может подорвать доверие и вызвать рост процентных ставок и соответственно привести к снижению спроса в частном секторе. Одни страны пережили гораздо более серьезные спады, чем другие, и, судя по всему, больше дефициты ни в том, ни в другом случае не были ключевыми факторами. Самая глубокая рецессия среди крупнейших экономик поразила Японию, где дефицит составляет более 10% от ВВП, и где с середины 1990х отмечены крупные дефициты. С другой стороны, Австралия, где практически не было признаков рецессии, успешно развивается при дефиците примерно в 4.5% от ВВП. Но Австралия - производитель сырья и находится в азиатской часовой зоне. В Германии, напротив, тоже относительно небольшой дефицит, но рецессия, поразившая страну, сопоставима с британской. Между прочим, только посмотрев на этот график, я заметил, насколько плохо обстояли дела в Великобритании в этом цикле по отношению к другим странам Большой семерки. Несколько месяцев назад мы занимали место в середине. А сегодня боремся за последнее место с Германией и Японией. Есть и другие сложности. Какова причина, и каковы последствия? Кроется ли причина плохих показателей Британии в подрыве доверия из-за размера дефицита? Или большой дефицит вызван наличием, по разным другим причинам, серьезного спада? Отчасти и то, и другое. По-моему, первое утверждение более обосновано, но на данном этапе его нельзя доказать. Тем не менее, оно имеет большое значение, так как если дефицит - скорее проблема, а не решение, быстрое сокращение может быть не таким разрушительным, как кажется. Это хорошо для нас, но, возможно, это также подойдет и другим странам. Поэтому не думаю, что миру стоит серьезно опасаться финансовой консолидации в условиях ее упорядоченной и разумной реализации при политической поддержке.

Отсюда возникает последний вопрос. Что мы действительно можем сказать об этом следующем этапе роста экономики?

Возможно, традиционный взгляд, предполагающий устойчивый рост в странах с развивающейся и переходной экономикой и вялый рост в развитом мире, окажется верным. Но хотелось бы иметь большую уверенность относительно сроков. Сколь лет умеренного роста нам предстоит? Если сохранится обычный 7 - 10-летний цикл, установившийся с 1970х годов, то рост продлится до 2017 года и, возможно, немного больше. Благодаря этому у правительств появятся несколько лет не только для сокращения дефицитов, но и для начала накопления профицитов. Предвыборные дебаты увели нас от этих долгосрочных и гораздо более важных проблем. Положение в Великобритании улучшится только в том случае, если оно улучшится и в остальном развитом мире. Однако очертания будущего этапа роста по-прежнему размыты. Нам - и на самом деле всем странам - необходимо восстановление, которое позволит нам избавиться от ошибок. Подумайте об этом исходя из следующего. В 1970х развитый мир допустил огромную ошибку, ошибку в монетарной политике, которая привела к двузначной инфляции и поставила под угрозу весь общественный строй. Для восстановления контроля потребовались два цикла - 1980е и 1990е. В 2000х мир совершил такую же ошибку, но в финансовой политике, в результате чего в нескольких странах образовались двузначные дефициты, а общественный строй оказался под угрозой. Чтобы взять ситуацию под контроль, снова потребуются два цикла. Эти проблемы будут существовать до 2020х годов.

Стимулы меняют наше поведение, а как на счет повышения налогов?

Немного о том, как общество адаптируется к стимулам: мартовские продажи автомобилей превысили предполагаемый уровень. По данным Общества производителей и продавцов автомобилей, всего было продано 397383 новых автомобилей, что на 26.6% больше по сравнению с прошлым годом. Продажам способствовал заключительный этап программы утилизации автомобилей, и теперь в Обществе ожидают падения продаж. Во время продаж было отмечено несомненное увеличение спроса на небольшие дизельные и гибридные автомобили, а также на другие машины, облагаемые низким налогом. Здесь нужно отметить несколько интересных моментов. Первое - действительно работают очень простые схемы, такие как программы утилизации. Второе - единовременные стимулы могут оказать существенное влияние на решения о выборе времени. Третье, на деятельность компаний сильно влияют налоги; судя по всему, на розничные продажи повлияла не только потребность сохранить потребление топлива, но и положения о списании налогов на самые практичные машины.

Так что в отличие от многих других стимулов, направленных на поддержание спроса, данная программа оказалась успешной. Теперь перейдем к будущим налоговым изменениям. Было бы удивительно, если бы НДС не повысили до 20%, поэтому крупные покупки наверняка отложат на потом. Известно и о других налоговых повышениях, при этом существуют вероятность пополнения этого списка. Многие люди начали корректировать свое поведение с учетом таких изменений, перенося доходы на предыдущий налоговый год и реализуя прибыль от прироста капитала. По-видимому, должны появиться и некоторые новые стимулы, однако следующему правительству необходимо осознать важность простых решений. Ему следует учиться на ошибках и успешных начинаниях предшественников. Что новое правительство не может знать так это, чтобы случилось с прибылью, если бы не был введен нынешний комплекс мер в сфере налогообложения. Ему также неизвестно о долгосрочном влиянии сегодняшних изменений. Насколько серьезно скажутся налоговые повышения на изменении поведения, которые которых сохранится в течение десятилетия или больше? На мой взгляд, доходы от налогов будут весьма незначительными в течение нескольких лет, отчасти из-за замедления спроса, а также из-за замедленной реакции на изменения в системе налогообложения. Но посмотрим.

Хэмиш МакРей

По материалам The Independent

инфляция
инфляция
профинанс
профинанс

forexpf.ru