Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Пришла пора заканчивать с "инфляционным фундаментализмом"

иллюстрация
иллюстрация

То, что происходит в Греции, выйдет за ее пределы. Несмотря на то, что доля Греции в мировой экономике составляет лишь 0.5%, крах этой расточительной страны повлечет за собой последствия мирового масштаба. Излучаемая Грецией финансовая радиация может стать самой большой угрозой курсу евро и проекту единой европейской валюты в целом. Слишком большие расходы, слишком маленькие налоговые сборы и фальсификация отчетности являются основными проблемами Греции. Однако на этом история не заканчивается: у Испании и Ирландии есть проблемы, даже несмотря на то, что государственный долг этих стран в процентном выражении к валовому внутреннему продукту намного меньше, чем в Германии. Италия, которая также является средоточием финансовых рынков, обременена высоким государственным долгом, однако дефицит государственного бюджета в этой стране ниже среднего по Еврозоне. Хорошее фискальное управление не оградило Испанию от массовой безработицы. В корне проблем этих стран - чрезмерно быстрый рост заработных план и цен, опережающих темпы роста в Германии и других странах-участницах Еврозоны. Эту потерю конкурентоспособности больше нельзя компенсировать девальвацией валюты. Пузыри на рынке недвижимости в Ирландии и Испании лишь усугубили эти проблемы. Высокие заработные платы и жесткое трудовое законодательство в большинстве этих стран также не способствуют их быстрому решению.

Принимая во внимание тот факт, что на данный момент выход из зоны обращения единой европейской валюты совершенно исключен, эти страны, скорее всего, погрузятся в долгий период сокращения заработной платы и бюджетных расходов в условиях слабого экономического роста, высокого уровня безработицы и дефляции. Однако есть способы облегчить страдания. К примеру, Германия и другие страны могли бы на некоторое время ввести более экспансионистскую фискальную политику. Или же, что еще эфективнее, проводить более экспансионистскую монетарную политику в течение нескольких лет. На сегодняшний день, второй вариант подвергается резкому осуждению, так как "инфляционные фундаменталисты" и слышать об этом не хотят. Эта элита из глав Центробанков, представителей экономической верхушки, политиков, академиков и журналистов утверждает, что риск роста уровня инфляции выше 2% является неприемлемым.

Их мнение основано на катастрофическом опыте гиперинфляции в Германии в 30-е годы и стагфляции в промышленно развитых странах в 70-80-е гг. Несомненно, умеренная инфляция может перерасти в высокую инфляцию. Однако, как и многие другие хорошие идеи, принимающие культовый характер, инфляционный фундаментализм может причинить вред. Фактических доказательств того, что умеренная инфляция, не перерастающая в нечто большее, может воспрепятствовать росту экономики, практически нет. В большинстве стран, снижение фактического уровня заработной платы политически затруднительно, или даже неосуществимо. Однако для восстановления конкурентоспособности и сведения баланса бюджета, корректировки уровня фактической заработной платы иногда неизбежны. Несколько более высокий уровень инфляции позволяет выполнить эту болезненную корректировку при меньших политических противоречиях.

С другой стороны, ультранизкая инфляция в период экономического спада может легко превратиться в дефляцию. Снижение цен побуждает людей откладывать расходы, что ухудшает и без того плачевную ситуацию и сокращает уплату налогов. Это наносит вред способности государства обслуживать взятые на себя долговые обязательства, что, в свою очередь, увеличивает размер и стоимость долга. Вред инфляционного фундаментализма этим не ограничивается. Уделяя чрезмерное внимание уровню инфляции, власти упускают из виду более общую картину - цены на активы, рост экономики и уровень занятости. Политика становится либо слишком жесткой, либо чрезмерно мягкой - как на пороге кризиса в США, когда низкий уровень инфляции служил утешительным признаком того, что все в порядке.

Исключительно низкая инфляция также снижает эффективность монетарной политики при замедлении темпов роста экономики, так как процентные ставки не могут быть ниже нулевого уровня. В течение этого кризиса правительства были вынуждены слишком сильно полагаться на меры фискального стимулирования, а Центробанкам пришлось совершать прямые покупки ценных бумаг, принимая на себя большие риски и, тем самым, деформируя финансовые рынки. Кризис в Еврозоне подчеркивает необходимость более объективной дискуссии о преимуществах и недостатках ультранизкой инфляции, к чему уже призвал ведущий экономист МВФ Оливер Блэнчард, требуя обсуждения более умеренного целевого уровня инфляции в 4%. И это действительно потребовало мужества. В условиях инфляционного фундаментализма, это может быть воспринято как ересь. Какова же была реакция членов Совета Европейского центрального банка на предложение Блэнчарда? “Рискованно”, “совершенно бесполезно” и даже “дьявольское заблуждение”. Кризис евро и пренебрежительная реакция на предложение почитаемого человека - это явные признаки того, что пришло время подвергнуть инфляционный фундаментализм серьезному рассмотрению.

По материалам The Financial Times

Financial Times
Financial Times
профинанс
профинанс

forexpf.ru