Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

Сходство США и Великобритании

Обе страны приговорены к долгому и тяжелому процессу отказа от заемных средств

Сходство США и Великобритании не ограничивается только языком: в обеих странах домохозяйства накопили огромные долги

США картинка
США картинка

Сходство США и Великобритании не ограничивается только языком: в обеих странах домохозяйства накопили огромные долги; обеим пришлось спасать свой финансовый сектор; в обеих странах Центробанки опустили свои учетные ставки до нуля и перешли к "количественному ослаблению"; обе пережили стремительный рост фискальных дефицитов после кризиса. Но в последнее время политика стран пошла разными путями и все дальше и дальше отдаляется друг от друга. Коалиционное правительство объявило о своих планах по сокращению государственных расходов. В Штатах же не намерены делать ничего подобного. Международный валютный фонд в своих последних прогнозах отметил это различие. А вот рынкам облигаций, кажется, абсолютно все равно.

По крайней мере, пока. (см. график) Кроме того, анализ позволяет выявить различия в послекризисном развитии этих стран: в США валовой внутренний продукт сократился в меньшей степени (падение от максимальных значений до минимумов составило 4% против 6.4% в Великобритании), однако сильнее вырос процент безработицы (увеличение на 5% за период с 2007 года по 2010 год против 2.5% в Великобритании). Базовая инфляция в США снизилась сильнее, чем в Великобритании (до 0.8% в годовом исчислении по состоянию на сентябрь против 2.9% в Великобритании), что, в основном, связано с девальвацией в Британии.

Однако обе страны приговорены к долгому и тяжелому процессу отказа от заемных средств и восстановления после лопнувшего пузыря. Этот процесс прекрасно описан в книге Кармена Рейнхарта из Университета Мэриленд и Кеннета Рогоффа из Гарварда под названием "На этот раз все по-другому" (This Time is Different). Обе экономики работают не на полную мощность. Странам приходится выбирать между краткосрочными рисками, которые грозят замедлением темпов восстановления, и долгосрочными рисками, которые ведут к росту фискальных дефицитов и ставят под сомнение платежеспособность страны. И США и Великобритания полагаются на свою монетарную политику. Пожалуй, учитывая предстоящее фискальное ужесточение, Британия возлагает на нее больше надежд. Как же случилось, что страны пошли разными путями? Какими будут последствия? Насколько количественное ослабление сможет их компенсировать? И, наконец, чему нас могут научить соответствующие роли монетарной и финансовой политики в этой ситуации? Ответ на первый вопрос прост. Фискальный кризис в Еврозоне отрезвил британскую политическую элиту. Конечно, Грецию, страну без центрального банка и без перспектив роста нельзя ставить на одну ступень с Великобританией. Более того, фискальное сокращение, запланированное в Великобритании - ужесточение на 8% от ВВП в течение 5 лет с поправкой на циклические факторы - слишком велико. Но и Штаты, не желающие думать ни о каком фискальном ужесточении в долгосрочной перспектив, также ведут себя безответственно. Последний прогноз по мировой экономике, подготовленный Международным валютным фондом, представляет собой прекрасный анализ возможных последствий фискального ужесточения. В нем приводятся доводы в пользу "стимулирующих сокращений". Кроме того, он показывает, что предыдущие исследования не смогли выявить случаи преднамеренного фискального ужесточения, поскольку искали в первую очередь случаи сокращения дефицита с поправкой на цикл, что совсем не одно и то же.

график
график

Ниже представлены основные выводы, сделанные на основе этого анализа. Во-первых, фискальная консолидация в объеме 1% от ВВП сокращает реальный внутренний спрос на 1% и ВВП на 0.5% в течение двух лет. Это значит, что, при прочих равных, британская консолидация приведет к снижению реального спроса на 8%, а ВВП - на 4%. Во-вторых, низкие процентные ставки, как правило, сглаживают неблагоприятные последствия. Но не на этот раз. Сегодня за консолидацию придется заплатить высокую цену. В-третьих, снижение реального валютного курса тоже, как правило, снижает негативные влияния. С начала кризиса британский фунт потерял 18%, а значит Британия сможет воспользоваться этим преимуществом. В-четвертых, фискальная консолидация, основанная на снижении расходов более эффективна нежели консолидация за счет повышения налогов. Но это, отчасти, объясняется более активными действиями Центробанков. И, наконец, снижение уровня долга улучшает долгосрочные перспективы страны, снижая реальные процентные ставки. Однако, сейчас, реальные процентные ставки и так опустились слишком низко.

Таким образом, можно сделать вывод, что фискальная консолидация в Великобритании, скорее всего, приведет к сокращению темпов роста экономики на 1-2% ежегодно. Поможет ли количественное ослабление сгладить эти последствия? Скорее всего, нет. Покупка ценных бумаг центральным банком оказывает влияние в первую очередь на долгосрочные процентные ставки. Но для надежных крупных кредиторов (которые, в любом случае, не испытывают недостатка в денежных средствах) они и так уже низкие. В то же время, банки не стремятся расширять свою кредитную деятельность. Низкие процентные ставки способствуют процессу отказа от заемных средств. Но сможет ли дополнительное количественное ослабление ускорить его? Маловероятно. То же самое относится и к США, хотя Бен Бернанке в своем последнем выступлении ясно дал понять, что ФРС готовит новую порцию количественного ослабления. Но в США сдерживающий эффект фискальной политики будет менее значительным, а, следовательно второй раунд количественного ослабления - более эффективным.

И, наконец, последний вопрос. Что мы знаем о ролях монетарной и фискальной политики? Среди экономистов принято считать, что монетарная политика - это точный, предсказуемы и эффективный инструмент, а фискальная политика является ее полной противоположностью. Однако, по мнению Джозефа Стиглица, все не так очевидно. Последствия количественного ослабления никак нельзя назвать предсказуемыми. Более того, на практике, монетарная политика тесно связана с регулированием объемов кредитования. Отчасти, сегодняшний долговой кризис на ее совести. Кто сегодня может с уверенностью сказать, что политика, которая позволила добиться результатов путем финансирования спекуляций на рынке жилья, лучше, чем политика, которая использует излишки сбережений для увеличения государственных инвестиций? А также, найдется ли кто-нибудь, уверенный в том, что сейчас нам лучше полагаться на рост за счет нового кредитного бума, нежели на рост за счет государственных инвестиций? Монетарную политику нельзя безоговорочно считать надежным инструментом для ликвидации последствий чрезмерного роста кредитования в частном секторе. У британского правительства есть веский довод в пользу политики фискального ограничения. Как выразился недавно Джордж Осборн, министр финансов Великобритании, альтернативой ему может стать банкротство. Сложно сказать, как страна, реальный и потенциальный государственный долг оставался ниже среднего на протяжении последних двух десятилетий оказалась в таком тяжелом положении. Мы знаем только то, что в Великобритании начался важный политический эксперимент. Мы никогда не узнаем, было ли банкротство действительно неизбежным. Но британцы многому научатся и научат своим примером других.

Мартин Вулф

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times

с forexprognoz info / форекс прогноз