Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам [email protected] - возврат денег от брокера-мошенника, пишите …

Штаты знают лекарство от европейского недуга

лекарство
лекарство

Бюджетный кризис в Греции показал, что с дефицитами стран Еврозоны нужно что-то делать. Пакт о стабильности и росте с этой задачей не справился. Ни одна из 16 стран-членов ЕС не соблюдает его требование, чтобы дефицит был менее 3% от валового внутреннего продукта. Средний дефицит Еврозоны превышает 7% от ВВП. Нужно что-то делать. Сама структура экономического и валютного союза (ЭВС), в рамках которого была создана единая валюта, фактически подталкивает его участников к накоплению дефицитов. Страна с национальной валютой в случае продажи крупных сумм долга мировым инвесторам столкнулась бы с падением валюты и увеличением процентных ставок. Но поскольку у всех стран европейского клуба общая валюта, реакция рынка отсутствует, когда дефицит одной из них становился опасно высоким. Греческие облигации воспринимались как практически равноценная замена облигациям других европейских стран, поэтому роста процентной ставки по греческому долгу не было, когда страна стала больше брать в долг до тех пор, пока рынки не начали бояться дефолта. В Европе бытует мнение, что для предотвращения огромных дефицитов нужны новые правила, но согласованный план действий по их разработке отсутствует. Европейская комиссия, исполнительный орган Европейского Союза, предложила, чтобы страны отдавали друг другу свои национальные бюджеты на проверку. Возможно, такой контроль по душе сторонникам централизации политической власти в ЕС, но многие члены клуба на него не согласятся, потому что он слишком сильно ограничит их национальный суверенитет. Для Германии, позволить Франции, не говоря уже о Греции и Португалии одобрять свои расходы и налоговый режим - равносильно анафеме. Следовательно, перед лидерами стран ЭВС стоит задача найти способ предотвратить избыточные дефициты и, в то же время, оставить участникам свободу в области расходов

Здесь они могут поучиться у США. Несмотря на то что 50 штатов обладают единой валютой и сами решают, на что тратить деньги, и какие налоги взимать, их дефициты остаются очень низкими. Даже дефицит Калифорнии составляет приблизительно 1%, а общий долг не превышает 4% от ВВП штата. Секрет такого успеха заключается в том, что конституция запрещает штатам брать кредиты на операционную деятельность. Штаты могут выпускать долговые облигации для финансирования инфраструктуры, но не заработных плат, услуг, трансфертных платежей и других операционных расходов. Кое-где штаты взяли на себя такие обязательства еще в 19 веке, когда избыток кредитов вел к дефолту. Тогда штаты хотели показать потенциальным кредиторам, что такое больше не повторится. Со временем эти правила распространились на все штаты, чтобы повысить в глазах инвесторов привлекательность выпущенных ими облигаций для капиталовложений. Хотя у некоторых штатов правила, направленные на стабилизацию бюджета, немного различаются, все они успешно избегают операционных дефицитов. Если бы правительства стран Еврозоны приняли одинаковые конституционные правила, это позволило бы снизить процентные ставки по их облигациям.

Конечно, между странами-членами ЭВС и штатами США есть важные различия. У Европы нет центрального финансового органа, поэтому иногда дефициты могут расти в случае ухудшения экономических условий. Кроме того, на европейские страны возложены обязанности по обеспечению национальной безопасности, которые могут стать причиной роста расходов на оборону. Но если четко прописать бюджетные правила, эффективность налогово-бюджетного регулирования никуда не исчезнет. Германия недавно приняла такую конституционную поправку. К 2016 году центральное правительство Германии должно сократить свой дефицит до 0.35 от ВВП, если только он не увеличится под влиянием спада ВВП. В случае если совокупный дефицит превысит 1%, бюджет будет автоматически сокращаться, опять же при условии отсутствия спада ВВП. Перед субнациональными властями Германии поставлено требование к 2020 году добиться сбалансированного бюджета или профицита. Другие страны-члены ЭВС могут последовать примеру Германии и внести поправки с учетом особенностей своих политических систем и отношений между центральным правительством и субнациональными властями. Больше других в этом должны быть заинтересованы страны клуба, которым грозит дефолт, потому что такие меры позволят им понизить процентные ставки.

Европейский центральный банк может ускорить процесс, ограничив обеспечение облигациями, выпускаемыми правительствами с удовлетворительными конституционным ограничением дефицита. Конечно, переходный период займет некоторое время. Подобные действия станут благоприятным разворотом политики ЕЦБ, который решил помочь коммерческим банкам Франции и Германии, приняв в качестве обеспечения крайне низкокачественные государственные облигации и купив напрямую облигации Греции и Португалии. Сочетание личной заинтересованности стран в снижении процентных ставок и правил ЕЦБ в отношении допустимого обеспечения станет мощным ограничителем дефицитов. Полученное в результате фискальное регулирование не будет требовать изменений в договоре ЭВС. Кроме того, оно оставит властям стран свободу действия при определении структуры и уровня своего налогообложения и расходов, при условии что их решения не нарушают принятые ими самими конституционные ограничения.

Мартин Фельдстейн - профессор Гарвардского университета и почетный председатель Национального бюро экономических исследований, с 1982 по 84 гг. был председателем Совета экономических консультантов.

По материалам The Washington Post

ЕС
ЕС
профинанс
профинанс

forexpf.ru