Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

Слишком крайние меры?

крайние меры картинка
крайние меры картинка

Сокращения бюджетных расходов в странах Большой двадцатки не настолько безрассудны, как кажется. Большее беспокойство должна вызывать недостаточность структурных реформ. Можно простить веру в то, что только что произошли великие перемены в мировой экономической политике. Судя по заявлению, составленному по итогам одного из последних саммитов, состоявшегося 4-5 июня в Южной Корее, министры финансов двадцати крупнейших экономик мира отказались от коллективной приверженности кейнсианскому дефицитному расходованию. В отличие от предыдущих заявлений, включая апрельское, в этом документе нет упоминаний о фискальном стимулировании для содействия странам, экономики которых испытывают трудности. Вместо этого в нем говорится о том, что "странам, испытывающим серьезные фискальные трудности, необходимо наращивать темпы консолидации".

Некоторые политики, в основном в Европе, приветствовали это изменение. Германия громогласно заявила о большей фискальной дальновидности. Джордж Осборн, новый министр финансов Великобритании, готовящий страну к финансовой умеренности, порадовался тому, что Большая двадцатка, наконец, разделила его мнение. Многие приверженцы кейнсианского учения пришли в ужас, утверждая, что жесткие сокращения бюджетных расходов подорвут хрупкое восстановление и обрекут богатые страны мира на дефляцию. Пол Кругман, автор колонки в New York Times, заявил в своем блоге о "крайней непредусмотрительности" "безумцев во власти". С одной стороны, логика Кругмана вполне разумна. Действительно, со стороны крупнейших секторов мировой экономики было бы неосмотрительно вступать на путь незамедлительных и суровых сокращений бюджетных расходов. В большинстве богатых стран экономическое восстановление по-прежнему довольно хрупкое. В отдельных случаях наблюдаются признаки повторного ослабления: рост занятости в американском частом секторе в мае, к примеру, оказался неожиданно низким. Хотя вечно сохранять огромные фискальные дефициты, безусловно, невозможно, преждевременное ужесточение может быть чрезвычайно опасным, и опыт Америки 1937 года и Японии 1997 года является тому наглядным подтверждением.

график
график

К счастью, однако, риторика членов Большой двадцатки намного жестче, чем вероятная реальность. Вопреки опасениям Кругмана, в фактических бюджетных планах мало доказательств того, что министры финансов намерены немедленно вступить на путь коллективной строгой экономии. Американские политики все еще ведут дебаты на тему второго мини-пакета стимулирующих мер. Даже в Европе, где сокращение дефицитов находится под пристальным вниманием, в краткосрочной перспективе тенденция будет весьма умеренной. Из-за давления со стороны рынков облигаций у стран, находящихся в эпицентре долгового кризиса Еврозоны, т.е. Греции, Испании, Португалии и Ирландии, нет иного выбора, как проводить жесткие сокращения. Но это, в основном, довольно небольшие экономики. Испания - единственная крупная европейская экономика, планирующая осуществить в этом году фискальное сокращение в объеме более 1% ВВП. Германия громко фыркает о жесткой экономии - недавно она объявила о серии сокращений. Но если обратить внимание на детали, то вряд ли их можно назвать жесткими. По прогнозам, из-за сохраняющихся расходов в рамках стимулирования экономики, сокращение которых не предполагается, общий бюджетный дефицит Германии в этом году вырастет. По плану уменьшение дефицита бюджета будет осуществляться постепенно с 2011 года, начиная с небольших сокращений объемом 0.4% ВВП. Помимо сравнительной умеренности масштабов сокращения, сами меры (такие как сокращение военных расходов и ужесточение социальных выплат) весьма благоразумны.Великобритании придется сложнее. Новое правительство страны борется с дефицитом, который соперничает с испанским. Но серьезные сокращения расходов начнутся только в следующем году. И в Великобритании, и в Еврозоне противодействовать агрессивному ужесточению фискальной политики можно, и нужно, посредством продолжительного сохранения мягкой монетарной политики Центробанками.

Не глупо, но и не слишком умно

Если спокойно проанализировать цифры, можно обнаружить, что шансы на коллективную ошибку Большой двадцатки в рамках разрушающей восстановление строгой экономии в этом году довольно низки. Реальная опасность текущих всеобъемлющих мер крайней экономии состоит не в их опрометчивости, а в их неразумности, так как в результате упускается возможность реализовать изменения в политике, которые значительно улучшат экономики в будущем. Во-первых, правительства большинства богатых стран проводят недостаточно смелых реформ, таких как повышение пенсионного возраста, которые позволят улучшить состояние государственных финансов в среднесрочном периоде, не оказывая негативного влияния на потребление сейчас. Во-вторых, сторонники ужесточения фискальной политики придают непропорционально большое значение бюджетной дисциплине, считая ее лекарством от всех болезней богатого мира, и преуменьшая при этом важность структурных мер в сфере предложения. В Европе для улучшения перспектив роста исключительно важна реформа законодательства, причем как в бережливых, так и в расточительных странах - Германии, к примеру, необходимо стимулировать слаборазвитый сектор услуг, а Испания должна с большей легкостью увольнять своих государственных служащих. Пока в этих странах есть настрой на принятие жестких решений, правительствам следует расширить горизонт и включить в свою политику меры, которые позволят сделать их экономики более приспособленными и обеспечат более стремительный их рост в долгосрочной перспективе. В конце концов, стремительные темпы роста - это самый верный путь к улучшению фискальных перспектив.

По материалам The Economist

профинанс
профинанс

forexpf.ru