Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

Свобода отбывает наказание в Китае

Китай
Китай

Китайские власти не терпят инакомыслия. Народ Китая думает об экономике, а не о политике. О трагедии на площади Тяньаньмэнь в Пекине почти все забыли. Три утверждения выше выражают расхожее мнение о Китае. Тем не менее, совсем недавно я стал свидетелем события, которое перечеркнуло их все разом. В день 21-ой годовщины столкновения на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 года более 100 000 людей собралось в парке Гонконга, чтобы почтить память погибших студентов. В самом центре собравшейся в Гонконге толпы находилась позолоченная копия статуи "Богини демократии", которая находилась в руках манифестантов на площади Тяньаньмэнь и дерзко напоминала американскую Статую свободы. Демонстранты в Гонконге зажгли свечи в честь погибших в 1989 году и, как сказал один из ораторов, "всех жителей на материковой части Китая, которые не могут участвовать в демонстрации". Такое количество собравшихся в Гонконге людей свидетельствует о глубокой приверженности демократическим идеалам. Однако тот факт, что им разрешили это сделать, говорит совсем о другом. Это значит, что у властей Китая получается бороться с инакомыслием при помощи хитрости и ограничений.

В один из знаменательных дней 1997 года Британия передала Китаю контроль над Гонконгом. Помимо помпезности и торжественности, мне вспоминается проливной дождь. В то время я действительно верил в то, что китайские власти сдержат свое обещание перед Гонконгом, что "одна страна и две системы" будут существовать вечно. Хотя казалось маловероятным, что головорезы, отправившие танки на площадь Тяньаньмэнь, на самом деле позволят гонконгским журналистам критиковать китайские власти или удержатся от соблазна контролировать суды. Тем не менее, похоже на то, что Китай и правда оставил Гонконгу его свободу. Ежегодные демонстрации в честь погибших на площади Тяньаньмэнь затрагивают самые чувствительные нотки в истории Китая, но власти их терпят. И это не единственный пример. Гонконгские СМИ до сих пор свободны, а суды - независимы. Местные газеты, например Apple Daily, регулярно обрушиваются на Пекин с жесткой критикой. Духовное движение Фалуньгун, запрещенное в Китае как опасная секта, имеет право проводить демонстрации в Гонконе под защитой местных судов.

На днях я встретился в Гонконге с Мартином Ли, который долгие годы был лицом демократического гонконгского движения и яростно критиковал Китай. Я напомнил ему о нашей встрече в 1996 году, незадолго до передачи Гонконга Китаю. Пригласив его в модный лондонский ресторан, я был удивлен (и слегка смущен) тем, что он заказал себе только стакан воды и хлеб. "Я готовлюсь к тюремной диете", - объяснил он без тени шутки. Вскоре после передачи Гонконга были все основания верить, что люди, подобные г-ну Ли, окажутся за решеткой. Тринадцать лет спустя г-н Ли пожелал отведать запеченных устриц и признался, что "приятно удивлен" тем, как все сложилось. Однако он утверждает, что сохранением своих свобод Гонконг в большой степени обязан целеустремленности местных жителей, а также терпимости Пекина.

В 2003 году власти Гонконга под влиянием центральных властей Китая предложили проект закона, внедряющий драконовские меры якобы для обеспечения "национальной безопасности", которые могли бы поставить под угрозу свободу слова и объединения в Гонконге. Тогда сотни тысяч местных жителей вышли на улицы в знак протеста, - и правительство пошло на попятную. Сложно сказать, чтобы г-н Ли был всем доволен. Подобно многим другим жителям Гонконга, он разочарован предложением властей создать там электоральную демократию. По замыслу, начиная с 2017 года, глава Гонконга будет избираться путем всеобщего голосования. Но проблема в том, что, прежде всего, все кандидаты должны получить одобрения официальных комитетов. Демократическое движение вполне обоснованно сомневается, что китайские власти позволят жителям Гонконга избирать своего лидера. Однако пока до электоральной демократии Гонконгу далеко и он сохранил за собой большинство свобод либерального общества, а именно независимые суды и СМИ. Г-н Ли переживает, что без возможности выбирать членов правительства все свободы Гонконга в один прекрасный момент могут исчезнуть в результате одного капризного решения, принятого в Пекине.

Существует множество оснований опасаться, что терпение властей Китая скоро лопнет. По некоторым вопросам, таким как Тибет и Тайвань, официальная политика Поднебесной остается резкой и непреклонной. На материковой части Китая диссидентов до сих пор запирают в тюрьмы, - в прошлом году знаменитого борца за права человека Лиу Ксибо приговорили к 11 годам заключения. Но несмотря на то что в Китае инакомыслие часто карается жесткой рукой, пример Гонконга показывает, что на протяжении последних 13 лет Пекин способен надевать на эту руку бархатную перчатку. Китаю предстоит путь по опасной и нестабильной политической колее, если он хочет постепенно перейти к более свободной политической системе. В Гонконге мне открылась соблазнительная картина того, каким может выглядеть в будущем более свободный Китай.

Гидеон Рахман

По материалам The Financial Times

Financial Times
Financial Times
профинанс
профинанс

forexpf.ru