Если жулики из ДАКС 100 Вас кинули, то сообщите об этом нам

Зона евро либо станет "большой Германией", либо исчезнет

евро
евро

Тяжелый финансовый кризис в Греции, потрясший основы зоны евро, привел к созданию в Евросоюзе новой реальности, когда Германия взяла, наконец, на себя роль ведущей, определяющей державы ЕС. При этом канцлер Германии Ангела Меркель стала самым влиятельным политиком Евросоюза. К такому выводу приходят ведущие западные аналитики.

Они констатируют, что процесс расширения Евросоюза проходил достаточно хаотически и в отсутствии концепции развития ЕС. Результатом этого стал кризис, выразившийся, в частности, в провале в 2005 году на референдумах во Франции и Нидерландах единой конституции союза. Она была затем заменена менее амбициозным документом – Лиссабонским соглашением, зафиксировавшим отказ от провозглашенной отцами-основателями ЕС создания Соединенных Штатов Европы.

В условиях кризиса ЕС в связи с нынешним положением в Греции стали отчетливо видны последствия расширения союза. Как прогнозирует лондонская "Файнэншл таймс", ЕС станет либо "большой Германией, либо его не будет вообще". "Расширенный ЕС представляет сейчас собой совершенно иной союз, нежели тот, каковым он был еще 30 лет назад в условиях доминирования тандема Франция – Германия. Франко- германский двигатель не является больше двухтактным, в нем доминирует Германия", – пишет "Файнэншл таймс" /27 марта/. По мнению газеты, прошедший в Брюсселе на днях саммит "стал моментом, подчеркнувшим превращение Ангелы Меркель в лидера ЕС, с которым более других следует считаться".

Объясняя позицию Германии, один из помощников канцлера отметил, что "политика Меркель не является эгоистичной и не направлена исключительно на защиту интересов лишь немецкого потребителя". "Ее задача – обеспечение стабильности евро", – резюмировал он.

Сценарий состоявшегося на минувшей неделе саммита Евросоюза, где одной из главных была задача выработать программу финансовой помощи Греции, ярко обозначил контуры нового Евросоюза. Первоначальная выработка походов была согласована между Парижем и Берлином. При этом Франция была вынуждена принять все основные положения программы, на которых настаивала Германия, включая подключение к усилиям по стабилизации госбюджета Греции Международного валютного фонда /МВФ/.

"После того, как Берлин и Париж вышли на саммит с единой позицией, другие страны зоны евро ЕС не изменили в ней практически ни одного слова и вынуждены были принять в том виде, в каком она была внесена", – указывает "Файнэншл таймс".

Греческий кризис продемонстрировал, что Евросоюз стал двухъярусным: ядро, состоящее из стран зоны евро, где доминирует Германия, и все остальные государства ЕС. Последняя группа включает как страны, стремящиеся вступить в еврозону /государства Восточной Европы и Балтии/, так и тех, кто отказался от этого по принципиальным соображениям /Великобритания и Швеция/.

Западные аналитики прогнозируют усиление различий между зоной евро ЕС и государствами союза, не входящими в нее. Как отметила в этой связи в передовой статье "Файнэншл таймс", нынешний кризис зоны евро продемонстрировал, что в Евросоюзе имеет место еще более глубокий кризис – понимания того, чем в действительности является и должен быть ЕС.

Наличие внутреннего напряжения между Францией и Германией проявилось в опубликованном 15 марта интервью министра экономики Франции Кристин Лагард. В нем она выступила с неожиданным резким замечанием по поводу экономической политики Берлина, заявив, что нынешнее положительное сальдо торгового баланса Германии, основанное на снижении стоимости труда, неприемлемо для других государств зоны евро.

Лагард призвала Германию расширить внутренний спрос с тем, чтобы страны зоны евро смогли повысить свою конкурентоспособность и стабилизировать государственные бюджеты.

"Безусловно, в последние 10 лет Германия сделала потрясающую работу, подняв конкурентоспособность и оказав мощное давление на трудовые производственные затраты. Однако я не думаю, что данная модель способна просуществовать длительное время и для всей зоны евро. Ясно, что нам необходимо более значительное экономическое сближение", – заявила Лагард.

"Файнэншл таймс" отмечает, что это высказывание французского министра "нарушает сохранявшееся длительное время между Парижем и Берлином табу по вопросу о наличии в зоне евро макроэкономических дисбалансов, которые сейчас обнажил кризис в Греции".

Кристин Лагард скептически отозвалась о проекте создания Европейского валютного фонда, заявив, что "он не является приоритетным для зоны евро". "Затея с Европейским валютным фондом потребует от нас до пяти лет на ее реализацию", – заметила министр. Вместо этих усилий странам зоны "следует обеспечить выполнение Грецией взятых обязательств по жесткой экономии, а также усилить дисциплину", подчеркнула Лагард.

Берлин отверг требование Лагард изменить немецкую модель потребления и внешней торговли. Как заметил журнал "Шпигель", "конкурентоспособность таких стран, как Португалия или Греция, продолжала падать с момента введения евро, однако вместо того, чтобы проводить реформы, они продолжали годами жить в кредит".

Немецкое издание "Файнэншл таймс" высказалось еще более прямо и жестко. "Что должны мы покупать, например, у Великобритании?", – говорилось в статье. "Услуги валютных спекулянтов, которые атакуют евро? Бумаги инвестиционных фондов, способствующих выводу европейских предприятий за рубежи ЕС? Специалистов в области финансовых рынков, которые играют на дефолт Греции?".

Нынешнее завидное экономическое положение Германии является результатом 10 лет напряженных усилий ряда правительств страны с тем, чтобы увеличить эффективность немецкой экономики. Как отмечала британская радиостанция Би- би-си, в начальной стадии нынешней глобализации в Германии был достигнут стратегический компромисс, который во многом обеспечил сейчас особое положение страны в зоне евро: трудящиеся согласились на замораживание и даже сокращение доходов, а предприниматели в ответ обязались не выводить производство за рубеж.

Одновременно с 1995 года правительство и бизнес придерживаются особой политики по повышению конкурентоспособности национальной экономики. В результате за последние 10 лет конкурентоспособность немецких товаров и услуг увеличилась на 25 проц. по сравнению с другими странами зоны евро.

Следствием этого стал тот факт, что с 1996 по 2008 годы объемы экспорта из Германии увеличились в два раза больше, нежели экспорт из государств еврозоны.

Согласно подсчетам аналитиков компании OFCE Эрика Эйена, Матье Плана и Ксавье Тэмбо, следствием политики на сокращение в экономике Германии производственных затрат стал тот факт, что Франция потеряла за последние два года 30 проц. своих рынков. "Увеличение эффективности немецкой экономики обернулось удорожанием производства в других странах зоны евро", – констатируют французские эксперты. Снижение производственных издержек имеет и другую сторону – Германия заинтересована в поддержании высокой стоимости евро.

По мнению ряда экспертов, нынешняя экономическая политика обусловила слабость внутреннего спроса и импорта. В результате другие страны-члены зоны евро, и в первую очередь Франция и Италия, оказались в ситуации, когда они лишены возможности сбалансировать свой внешнеторговый баланс.

Иными словами, высококонкурентные немецкие товары и услуги, опирающиеся на зону свободной торговли ЕС, вытесняют национальную продукцию в других государствах зоны евро. Одновременно страны еврозоны лишены возможности прибегнуть к традиционному и самому эффективному способу повышения конкурентоспособности своих товаров – девальвацией национальной валюты. У 16 государств ЕС ее нет после введения евро.

Возникает вопрос: способны ли другие страны зоны евро встать вровень с Германией по показателям конкурентоспособности своих товаров? Способны. Однако для этого им придется не только проводить кардинальные реформы своей экономики, вводить новые модели капитализма, но и изменить традиционны образ жизни общества. Ясно, что шансы на подобное быстрое развитие событий минимальны.

Остается лишь один рычаг воздействия на Германию – политический. Согласно газете "Бильд", Франция сейчас ведет секретные переговоры с рядом стран зоны евро с тем, чтобы образовать единый "антинемецкий фронт" и поставить вопрос о торговых дисбалансах внутри зоны евро на уровне Еврокомиссии. Правда, независимые аналитики считают, что едва ли этот план можно будет реализовать.

Между тем, Германия продолжает укреплять основы своего лидерства, что позволит ей в ближайшие десятилетия еще больше оторваться от других стран зоны евро. Так, Берлин прилагает сейчас очень большие усилия для развития наукоемких технологий и фундаментальной науки по ключевым направлениям технологического прогресса. В результате, немецкая экономика становится все более инновационной и техногенной, уходя все дальше в отрыв от других стран зоны евро.

Нынешнее экономическое положение Германии впечатляет, так же как и способность страны эффективно решать сложнейшие социально-экономические проблемы. Истоки нынешней политики Берлина восходят к периоду воссоединения Германии, когда страна столкнулась с гигантскими трудностями и потерей экономикой своей конкурентоспособности, отмечает аналитик Сильвьян Бройе из службы "Натиксис". Именно тогда была заложена нынешняя концепция взаимодействия правительства, предпринимателей и профсоюзов, которая привела к способности страны гибко реагировать на изменения мирового рынка в эпоху глобализации.

В результате в 2003 году Германия вышла на первое место в мире по объемам экспорта. Она потеряла эту позицию лишь в минувшем 2009 году, когда лидером по данному показателю стал Китай.

В 2009 году часть экспорта в ВВП Германии составляла 40,8 проц. по сравнению с 23,1 в 1994 году. При этом с 1995 по 2009 год контролируемая Германией часть общего рынка зоны евро увеличилась с 25 до 27 проц. За это время доля Франции уменьшилась с 18,5 до 12,9 проц., доля Италии также сократилась с 17 до 10 проц.

Однако положительный сдвиг для одной страны зоны евро, в данном случае Германии, оборачивается дефицитом для других государств. Опасность этого концептуального противоречия, заложенного в основу зоны евро, проявилась во время нынешнего бюджетного и финансового кризиса Греции.

По мнению некоторых аналитиков, у Афин нет иного выхода, кроме выхода из зоны евро и восстановления национальной валюты – драхмы. Об этом говорится в письме четырех ведущих немецких профессоров экономики, опубликованном 26 марта в "Файнэншл таймс". Они получили известность после того, как в 1998 году подали в Высший суд Германии иск с требованием не допустить ликвидации марки и замены ее на единую европейскую валюту. Иск был проигран, однако суд принял решение о том, что правительство Германии не обладает конституционными полномочиями оказывать стабилизационную финансовую помощь странам-членам зоны евро.

Однако сейчас четыре профессора пригрозили, что вновь обратятся в Высший суд Германии с иском против правительства канцлера Ангелы Меркель в случае, если Берлин предоставит Афинам деньги в рамках стабилизационной программы. По мнению авторов письма, Греция должна выйти из зоны евро, восстановить драхму и немедленно девальвировать ее на 40 проц. Лишь в этом случае страна сможет решить все макроэкономические проблемы, вызванные нынешним кризисом. Немецкие профессора также считают, что реализуемая греческим правительством программа жесткой экономии приведет к тяжелому спаду в Греции и не достигнет своих целей.

Таким образом, Германия сейчас является не только крупнейшей экономической державой ЕС, но и страной, которая устанавливает внутренние макроэкономические правила функционирования зоны евро. Среди наиболее вероятных сценариев дальнейшего развития еврозоны аналитики Евросоюза называют следующий: странам, которые не смогут самостоятельно выйти из бюджетного кризиса, придется передать часть суверенных полномочий по управлению национальной экономикой единым органам Евросоюза. Если они не захотят этого сделать, то вынуждены будут покинуть зону евро.

ЕС
ЕС
ньюсланд
ньюсланд

newsland.ru